«Вратари в КХЛ хитрят с размером экипировки. Это бросается в глаза»

Тренер вратарей «Металлурга» Клемен Мохорич.

Интервью тренера вратарей «Металлурга» Клемена Мохорича.

В межсезонье «Металлург» серьезно обновил не только состав, но и тренерский штаб. Теперь за атаку «сталеваров» отвечает легенда «Магнитки» Александр Гольц, за оборону — швед Фредрик Стиллман, а за вратарей — словенец Клемен Мохорич. Назначение последнего для многих стало неожиданностью. Клемен не особо знаком хоккейной общественности, хоть и работает в КХЛ с сезона-2013/14 — его первым клубом стал хорватский «Медвешчак». После Мохорич тренировал вратарей «Слована», «Адмирала» и нижегородского «Торпедо». Теперь он принял новый вызов и переехал в Магнитогорск, где ему предстоит работать с олимпийским чемпионом Василием Кошечкиным, чемпионом мира Юхой Олкинуорой и перспективным Глебом Носовым.

Кошечкин, Олкинуора

— Как на вас вышла «Магнитка»? Долго думали над предложением?

— Первым мне позвонил Илья Петрович Воробьев — это стало огромным сюрпризом. Мы с ним поговорили, а через пару дней пришло предложение от «Металлурга». И я даже не думал — согласился сразу! Знаю, что эта команда с чемпионскими амбициями. Очень рад, что появилась возможность оказаться здесь.

— Получается, с «Торпедо» вы расстались легко?

— Понимаете, это часть рабочего процесса. В «Металлурге» намного серьезнее организация, сильнее игроки, больше шансов выиграть Кубок Гагарина. Это стало определяющим для меня. Да и опыта работы с вратарями такого калибра у меня еще не было.

— С Василием Кошечкиным вы не были знакомы?

— Нет, с Василием вживую познакомились только в Магнитогорске. Но до этого поддерживали связь по телефону. Хотел начать общаться с ним заранее, да и он просил присылать упражнения, чтобы заниматься летом.

— Для вас важно — кого вы будете тренировать? Мне кажется, очень разные вещи: работать с молодыми вратарями или с опытными.

— Никакой разницы нет. Все вратари выполняют преимущественно одни и те же упражнения: и Юхо Олкинуора, и Василий Кошечкин, и молодой Глеб Носов. Другое дело, что каждый вратарь работает в своем стиле. Конечно, Василий и Юхо — намного опытнее Глеба. Поэтому ему уделяю больше внимания.

— Не было опасений, что могли не сработаться с олимпийским чемпионом Василием Кошечкиным?

— Нет. Летом я летаю в Канаду и работаю там с профессионалами из НХЛ и АХЛ. И я заметил, что с ними очень легко работать. Единственное — им нужно давать действительно нужные упражнения. Потому что, если ты начнешь заниматься с ними ерундой, взаимоотношения точно не сложатся. Более того, когда даешь упражнение вратарю уровня Кошечкина, ты должен быть готов к вопросу: «Почему мы делаем именно это?». И если ты сможешь грамотно объяснить пользу для вратаря, эффект получится еще лучше. Понимаете, Кошечкин и Олкинуора — очень опытные голкиперы. В работе с ними акцент делаешь на мельчайших деталях. Конкретно сейчас у нас идет предсезонка — нам важно хорошо подготовиться к старту регулярки. Потом, в сезоне, нагрузки уже снизятся, и будем готовиться к каждому конкретному матчу. Конечно, когда много игр и перелетов, вратарю важно восстановиться — это тоже часть работы.

— В клубе долгое время не было второго вратаря. Вариант с приглашением Олкинуоры обсуждали вместе с вами?

— Да, но первоначально мы искали вратаря с российским паспортом и хотели подписать Артема Загидулина. Но, как вы знаете, он остался в Америке — желаю ему только удачи. Потом появился вариант с Олкинуорой. Помню, Илья Петрович спросил у меня, что я думаю про его него. Юхо провел очень сильный сезон в «Адмирале» — его игра мне понравилась. Надеюсь, он сможет проявить себя и в «Металлурге».

— То есть сейчас вы не можете однозначно сказать, кто будет первым номером?

— Я хочу, чтобы в плей-офф у нас было два первых вратаря. Но мы все знаем, что Василий — невероятно опытный голкипер. Он дважды выигрывал Кубок Гагарина, побеждал на Олимпийский играх. Но, повторюсь, для меня важно, чтобы оба вратаря были готовы в плей-офф.

— В одном интервью вы говорили, что для вас очень важно войти в доверие к вратарю. Как в этом вопросе обстоят дела с Василием Кошечкиным, который для многих журналистов остается очень закрытым человеком?

— Не могу сказать, почему Василий не расположен к журналистам. Но я был очень удивлен, насколько открытый он человек в тренировочном процессе. Настоящий профессионал! С ним очень легко работать. Могу сравнить его с вратарями из НХЛ, с которыми я занимаюсь летом — они так же открыты и расположены к тебе. Они понимают игру, не боятся пробовать что-то новое и отдаются на льду на все сто процентов. Это большое счастье для тренера работать с таким голкипером как Василий. Наши взаимоотношения на отличном уровне.

Карьера

— Вы уже четвертый год работаете в России (восьмой — в КХЛ), но для многих болельщиков и журналистов остаетесь неизвестной личностью. Расскажите, как вы перешли на тренерскую деятельность?

— Последние лет пять игровой карьеры меня серьезно мучали травмы. Но хотелось оставаться на льду, быть рядом с командой. Так я решил помогать молодым вратарям из системы клуба — это показалось мне очень интересным занятием. Особенно, когда видишь, как вратарь прогрессирует у тебя на глазах. Когда завершил игровую карьеру, полностью посвятил себя тренерской деятельности. Меня пригласили на должность тренера вратарей в словенский «Есенице», выступающий в австрийской лиге — так все и началось. Мне очень помогли сборы в Канаде, которые вывели меня на новый уровень. Там я действительно начал расти как тренер, ведь мне открыли глаза на многие вещи. Этот опыт дал мне возможность развиваться уже в КХЛ, когда я приехал работать в «Медвешчак».

— Большую часть игровой карьеры вы провели на родине — в Словении и стали 11-кратным чемпионом страны. Серьезное достижение! Но складывается впечатление, что конкурентов у вашей «Олимпии» было не так много. Так ли это?

— Так и есть (улыбается). Словения — маленькая страна. У нас не так много ледовых арен, да и всего около 500 профессиональных игроков. Но клубы стараются приглашать опытных иностранных специалистов. Например, мне удалось поработать с Владимиром Крикуновым в «Есенице». Кроме того, мы проводили много матчей с серьезными командами из Италии и Австрии. Иногда мы и правда выигрывали чемпионат легко, иногда — приходилось бороться. Но, конечно, выиграть Кубок Гагарина куда сложнее (улыбается).

— Вы успели поиграть и в других лигах: в Канаде, США, Австрии, Италии, Беларуси. Вы не боялись рисковать, отправляясь в Беларусь или Италию?

— А чего бояться? Ты просто должен быть открытым человеком, тогда все сложится хорошо. Да и почему бы не попробовать что-то новое? Никогда не знаешь, как сложится твоя карьера дальше. К сожалению, в последние годы мне мешали играть травмы. Но кто знает, возможно, если бы я более успешен в игровой карьере, я бы и не стал сейчас тренером.

— В самом начале карьеры вы три года отыграли в минорных лигах Северной Америки. Чему вы научились за это время?

— Прежде всего, там я стал развиваться как личность. У тебя нет рядом мамы, которая приготовит вкусный обед, постирает и погладит одежду — все это делаешь сам и становишься самостоятельнее. Я был одним из первых в стране, кто поехал в Северную Америку. И, может, даже проложил дорогу для других игроков, которые поехали после меня. На первых тренировках я катался с огромными от удивления глазами — даже поверить не мог, что играю в Америке. Но серьезных шансов закрепиться там у меня не было — поэтому принял решение продолжить карьеру в Европе и не жалею об этом. Главное — там я вырос из мальчика в мужчину.

— За три года работы в российских клубах успели привыкнуть к нашему менталитету? Именно в плане общения между игроками и тренером.

— Да, вполне. В этом плане работа тренера вратарей все-таки отличается. Для меня главное — доверие. Только так вы сможете работать на общий результат. Поэтому взаимоотношения у нас немного другие, чем, например, у нападающего и тренера по атаке. На льду я люблю поговорить, могу улыбаться, проявлять эмоции — без этого никуда. Ты должен быть открытым, и важно получать обратную связь от вратарей. Если же у вас не сложатся взаимоотношения, и вы будете выполнять упражнения с мрачными лицами, это негативно отразиться и на команде. Да, кстати. В сезоне я всегда разбираю игру вратарей соперников. Это необходимый нюанс для современного хоккея. Чем больше информации ты соберешь о сопернике, тем лучше ты сможешь подготовиться, и тем выше твои шансы на победу.

За время работы с Брастом у меня прибавилось седых волос

— Как относитесь к тому, что в КХЛ играют на площадках разных размеров? Это создает вратарям дополнительные трудности?

— Все просто: если площадка уже, вратарь должен быть более сконцентрированным. Шайба двигается быстрее, и бросок может последовать из любой точки. Когда мы готовимся к играм на канадских площадках, мы оттачиваем некоторые нюансы. Это помогает вратарям адаптироваться.

— И еще про разметку. Вам не кажется, что трапеция за воротами — абсолютно нелогичное введение для российского хоккея?

— Да, это правило больше подходит для НХЛ. Там вратари намного лучше играют клюшкой — поэтому их лучше держать в клетке (улыбается). В «Торпедо» я работал с Барри Брастом — ох и прибавилось у меня седых волос за то время. Тогда еще трапеции не было, и Барри любил выходить в углы площадки.

— Иногда его выходы заканчивались фиаско.

— Мы часто спорили с ним на эту тему. Мне не нравилось, что он выбегает в углы. Но Барри — есть Барри. В этом плане я бы хотел, чтобы трапецию ввели чуть раньше, и Барри играл в пределах своей зоны (смеется). Потому что иногда его решения сыграть на выходе не поддавались никакой логике. Да, вратарь должен уметь сыграть клюшкой, но делать это нужно аккуратно.

Думаю, что для России трапеция — не столь необходимое правило. Не так много вратарей в лиге могут уверенно сыграть клюшкой, чтобы, например, начать контратаку. Я понимаю, почему это правило ввели в НХЛ — там у них играл Мартин Бродер. Да, и когда только ввели трапецию, некоторые вратари получали удаления, но приспособились очень быстро. Правила — есть правила.

— В НХЛ активно обсуждают вопрос об изменении габаритов вратарской экипировки. Не так давно уже уменьшили шорты и нагрудники, говорят, что хотят уменьшить щитки. Как вы к этому относитесь? Может — это у нападающих проблемы с прицелом?

— Интересный вопрос. Уверен, что вратари адаптируются к любым условиям. Поэтому мы не теряем свою работу и только прогрессируем. Но когда вы сокращаете экипировку, повышается вероятность получить травму. Я против этого. И еще я против, когда вратари надевают большую экипировку и пытаются схитрить на этом. Мы видим несколько вратарей в КХЛ, которые используют увеличенные нагрудники. Не называю имен, но это сильно бросается в глаза. Мне кажется, лига должна серьезнее следить за этим: четко обозначить размеры и контролировать, чтобы все им соответствовали.

— Помню, в начале 2000-х годов у вратарей НХЛ ловушки были просто огромные.

— Да-да. У Жана-Себастьяна Жигера еще и нагрудник был гигантский. Но мы и сейчас это видим в КХЛ. Понаблюдайте внимательнее. Показательный пример, когда вратари уезжают в НХЛ и перед этим начинают использовать форму их стандартов. Это касается нагрудника и шорт — разница заметна невооруженным взглядом.

КХЛ: турнирная таблица, расписание и результаты матчей, новости и обзоры

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь