«Вранье полнейшее». Харитонов разобрал интервью Яндиева

Сергей Харитонов. Фото StrikerForce.

В понедельник вечером было опубликовано интервью бойца UFC Адама Яндиева блогеру Геннадию Голицыну. Мы обсудили ключевые высказывания Яндиева с Сергеем Харитоновым. Вот что из этого получилось.

О моменте с нападением

Яндиев: «Подхожу к Сергею. Беру его под руку по-братски, пока идем, говорю ему: «Сергей, мы с тобой как братья, столько всего у нас было. Ты извиниться не хочешь?» Вот так по-дружески, по-братски. Хотелось верить, что он извинится. И я видел его глаза, вроде были добрые, а потом он резко перестроился в человека агрессивного, который стал со мной на матах говорить: «Ты п***, какие извинения?» Мы шли-шли, я хотел выйти на улицу, где никого нет. И когда мы дошли до дверей, я снова: ««, ты страшно поливал меня грязью, ты извинись!» А он: «*, ты». Отношение ко мне такое, как будто я мусор, а не человек. У меня уже все внутри кипит, я выхожу, встаю с правой стороны, говорю в последний раз: «Сергей, извинись!» И на что он мне со своими слюнями в лицо говорит: «Пошел ты на *». Я не знаю, какой мужчина сможет вытерпеть такое. Ну дальше вы все сами видели».

Харитонов: «Вранье полнейшее. Я вышел с ринга (Харитонов поздравлял победителей. — Прим. «СЭ»). Подошел ко мне Лечи Курбанов: «Серега, привет. Как дела?» Я говорю: «Лечи, все отлично». Стоим, разговариваем, потом подходит Яндиев: «На два слова, пойдем, отойдем, поговорим». Я и согласился, сказал Лечи, что сейчас подойду. Мы пошли к двери — идти недалеко, секунд 20-30 до дверей было. Вышли, были только слова от него: «Я тебе денег должен?». Я ответил, что должен. Вот и все».

О руках в карманах

Яндиев: «Если бы я проглотил все, как он меня обматерил… Мне надо было стоять с опущенной головой и слушать это? Ну дальше бы он ударил меня своей кувалдой по голове и спокойно ушел бы. Но как сказал наш уважаемый Владимир Владимирович: «Если драка неизбежна, надо бить первым». У него подбородок был прижатый, была готовность к драке, он был готов ударить первым. А руки в карманах — это удобно, ты расслабляешь человека. Это было не исподтишка, а лицом к лицу, когда он меня послал».

Харитонов: «Вы же понимаете, что это чушь собачья. Человек, который врет при любых обстоятельствах, у него есть возможность соврать — он врет, я в этом уже убедился».

О разборках с чеченцами

Яндиев: «Сергею рядом всегда нужны были крепкие, сильные ребята. Как с Сергеем познакомились тот же Сулунбек, мой брат Абукар? У него была разборка с чеченцами. Это было по маршрутному бизнесу, он туда влез. Он думал, что он как Геракл, что ребята его за бойца примут. Но на улице ребята все это по-другому решают. У него реально была очень серьезная проблема, его могли там заштырять и все что угодно сделать. И Абукар, Сулунбек поддержали его, попросили, чтобы его не трогали».

Харитонов: «Никакой разборки не было. Это [разговор с чеченцами] правда был, но с Абукаром и Сулумбеком мы познакомились еще до этого. Была ситуация одна: мы просто приехали пообщаться, такого не было, что меня там должны были чуть ли не убить. Это полная ерунда. Абукар примет сторону брата, это родная кровь, никуда от этого не деться. Как только я встретил Абукара и Сулумбека, я увидел в них мужчин. Абукар — парень, который вел себя всегда по-мужски во всех проявлениях. Он правильно себя вел, правильно говорил.

Скажу честно: когда у Адама была беда, когда он челюсть сломал, с кем-то он там подрался — он нелестно отзывался о брате и отце. Это было 200 процентов. Уже не хочется эту грязь поднимать, но, повторяю, для меня этого человека больше нет. Подлец он, тем более, когда он нелестно отзывался о своем народе — говорил, что он вообще не ингуш и царских кровей — для меня это уже о многом говорит.

Есть ли у меня маршрутный бизнес? Это был не мой маршрутный бизнес, а моих друзей. Просто приехали пообщаться, поговорили, руки пожали, разошлись, вот и вся история».

О заступничестве

Яндиев: «Мы полетели в Таиланд, он там одаривал меня, и на 10-й день я понял, чо человеку что-то нужно. И тут он рассказал, в чем причина моего присутствия там. Сергей очень близко дружил с Бекханом Хадзиевым. Если это можно назвать дружбой. Он Сергею очень помогал, машинами одаривал, деньги ему давал, решал все серьезные вопросы. Потом Сергей наговорил про него за спиной много плохих вещей — как это любит делать, и Бекхан за это хотел его порвать. Сергей использовал меня, чтобы себя защитить. Он сказал: «Адам, надо вопрос с ним решить, чтобы у нас все наладилось». Все эти подарки — это все было, чтобы я его защитил от Бекхана».

Харитонов: «Что значит Бекхан был моим другом? Он как был моим другом, так и есть мой друг. Я уж точно не побегу просить кого-то защищать меня от Бекхана, у нас с ним честные, открытые, порядочные отношения. Мы спокойно можем друг другу в глаза все сказать. Если у нас были или есть какие-то непонятки, мы это решим в своем кругу. Никогда не побегу жаловаться к кому-то, просить защитить меня от кого-то. Я не привык к таким непонятным вещам или поступкам. Мы спокойно можем встретиться сами, все решить и уладить. Я никогда не обращался к Яндиеву за помощью. Я ему помогал, а не он мне

Мы с Бекханом в отличных дружеских отношениях, я был у него в гостях в Ингушетии, мы вместе ездили на турнир «Битва в горах». Так что это его [Яндиева] выдумки и специальные попытки поругать с кем-то из моих друзей».

О штрафах на 50 тысяч рублей

Яндиев: «У меня есть близкий друг Дмитрий Сипайло. Я их с Сергеем познакомил. Как-то Сергей прилетел с Америки и спросил: «Адам, есть машина? Мне нужны колеса в городе поездить». Я ответил, что у меня одна машина и она мне нужна, но что я могу попросить машину у друга Димы. Я попросил Диму, он без проблем согласился. Сергею дали машину. Одну машину он разбил — на трамвайных путях. В трамвай врезался, что-то такое было. Серьезные травму получил. Машину нормально разбил. Мои друзья этот вопрос закрыли. После этого он еще раз просил у меня машину. Я тоже к Диме обращался. Дима дал ему машину. Потом мне Дима говорит: «Адам, штрафов пришло тысяч на 50». Я сказал: «Дима, закрой вопрос, решим». Я сам с ним этот вопрос решил».

Харитонов: «Все врет, каждое слово вранье. Чушь это все. С Димой у нас были свои договоренности, а этот напридумывал все, переступил грань. Врет обо всем подряд — что я разбил что-то, штрафы какие-то наездил. Мне об этом, по крайней мере, неизвестно ничего. Мне о каких-то штрафах никто ничего не говорил. Ты мне скажи о них, я все заплачу, закрою, нет проблем. Была ли разбитая машина? Все чушь собачья, никаких разбитых машин не было».

О долгах

Яндиев: «За 5-6 лет супруга подарила мне троих детей. Сергей знает, какие традиции и обычая на Кавказе, знает, как кавказцы поступают. Он прилетел из Китая. Мы пригласили его отметить его победу. Он со своей женщиной, я со своей супругой. Сергей на эйфории достает деньги и засовывает ей в сумочку, что, мол, вот на тебе [на роды].

Вопрос с Бекханом был закрыт. А то, что он один-два раза давал [деньги] — он давал в период этих проблем. А когда проблемы были решены, он почувствовал себя более комфортно.

Я никогда и ни у кого не просил в долг. У меня очень много друзей, у меня такое окружение — когда видят, что у кого-то беременная жена, то дают деньги. Это нормально. У нас, у друзей, это нормально, это взаимно. Мне и 50 тысяч давали [просто так], и 100. Но чтобы я у кого-то брал в долг, как он говорил, клянчил, просил… Единственное, что я мог попросить, — это спонсора для спорта. Я в жизни ни у одного человека не просил в долг. Я всегда мог сделать человеку предложение. Если мне что-то нужно было, я говорил: «Ребят, в этом помогите». И ребята помогали, если была возможность, именно со спонсорством для спорта — чтобы я тренировался комфортно».

Харитонов: «Могу ли гарантировать, что Яндиев просил в долг? Я на 200 процентов уверен в своих словах. Я не балабол. Зачем мне вообще об этом было говорить? Если бы эта ситуация не произошла, я бы, может, и не стал об этом говорить и думал бы, что пусть это на его совести останется, и что он когда-нибудь со мной рассчитается. Но ситуация произошла неприятная, вот и все. Пришлось об этом сказать, а так это не в моих правилах.

Почему продолжал давать ему деньги в долг? Вот представьте ситуацию: я видел, что у человека сломана челюсть, с кем-то из ингушских кланов он не поделил что-то, ему что-то сломали, его преследуют, человеку грозит беда. Он постоянно говорил: меня заказали, меня должны убить, расстрелять, меня родной отец не поддерживает, брат не поддерживает, только ты, Серега, поддерживаешь. Постоянно это лил в уши, эту историю говорил. Он постоянно говорил: дай, дай, я тебе верну, не переживай, верну. И так он мне на ухо сел и потихоньку вытащил из меня эти деньги. А потом ушел в сторону».

О Федоре

Яндиев: «Я пожалел, что сказал ему про Федора Емельяненко, что для меня это лучший боец, пример. Когда я это озвучил, этот человек [Харитонов]… Все наши обеды, ужины были посвящены Федору. Я сейчас не буду разводить ту грязь, которую он говорил. Но если Федор узнает, что он говорил мне и тем, кто сидел с нами за столом, думаю, Федор его как минимум посадит в тюрьму, точно засудит его за это».

Харитонов: «Это все выдумки. Да, про Федора мне задавали вопросы, и он [Яндиев] провоцировал меня несколько раз на такие разговоры. Говорил: «Ты его круче, сильнее, ты его сомнешь, мне твои бои больше нравятся, чем Федора». Мы обсуждали, что я тренировался вместе с Федором, что он ушел из команды, а я остался, что произошел раздор. Я что-то говорил про Федора, какие-то вещи. А сейчас он [Яндиев] собрал все, непонятно что, лишь бы прикрыть свою задницу».

О поездке в Киргизию

Яндиев: «Если сейчас чеки выписать — того, что я для него делал — так его миллион от стыда потеряется там. Он прекрасно знает, на каком уровне его встречали, когда он прилетал ко мне, где он жил. Когда он в Кыргызстан прилетал, он просил: «Адам, можно задержусь здесь?» Были высшие условия».

Харитонов: «Сорвался к нему с подготовки к бою с Хави Айялой. Он [Яндиев] говорил: «Серый, пожалуйста, надо прилететь, надо быть, приезжай на мой турнир». Я сорвался, приехал к нему в Киргизию на 3-4 дня. Честно говоря, тоже выслушал кучу всего и про отца его, и брата, вспоминаю все это и на душе неприятно. Он мне: «Серега, скажи, пожалуйста, что вот при поддержке Адама Яндиева турниры, рукопашка, что это все я». То, что мне надиктовал, я в клетке сказал об этом и в интервью, что вот он молодец такой. Ну и если с Бородой такие люди, значит, он серьезный. Он свою серьезность поднимает до сих пор за счет того, что сфотографируется где-то. Я видел у него фотографию с губернатором Тульской области. Он просто подошел сфотографироваться, а везде подписывает: «Это мои братья». Люди увидели его один раз, подошли, сфотографировались, а он везде пишет, что это его братья. Это психологический момент, везде с известными людьми фотографируется, а потом пишет, что это его братья. Это специально, это хитрый ход, чтобы потом деньги просить у кого-то — типа он помогает кому-то. Хитрый. Ну Остап Бендер, знаете».

О встрече со «старшими»

Яндиев: «От трусости он бегал и не встречался со мной месяцами. Когда он сюда прилетел, я хотел поймать его, поговорить с ним. Но человек отправил старших. Когда пришли его старшие, я рассказал все как есть. И им нечего было сказать, потому что они понимали, что правда на моей стороне. Они сказали, что нам с ним надо решить этот вопрос один на один. Даже его старшие ему не помогли».

Харитонов: «Не буду говорить, кто такие мои старшие, но они бы с ним даже встречаться не стали. Это люди, которых я уважаю и которых я представляю. Имена называть не буду. Если б он встретился с моими старшими, я бы узнал про это первым, мне бы позвонили и сказали».

Единоборства / ММА: другие материалы, новости и обзоры читайте здесь

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь