В России нет хороших защитников? Этот юниор должен сломать надоевший стереотип

Шакир Мухамадуллин. Фото hcsalavat.ru

Интервью с Шакиром Мухамадуллиным — о вызове в сборную, драфте НХЛ и «Салавате Юлаеве», где до недавнего времени он называл старших партнеров на «вы»

Шакир Мухамадуллин
Родился 10 января 2002 года в Уфе.
Защитник, воспитанник «Салавата Юлаева».
На драфте НХЛ-2020 выбран «Нью-Джерси» в первом раунде под 20 номером.
Игровая карьера: «Толпар» (МХЛ, 2018-20), «Торос» (ВХЛ, 2019-20), «Салават Юлаев» (2019-н.в.).
Серебряный призер ЮЧМ-19, победитель Мемориала Глинки/Гретцки-19.

Сборная

— Такие яркие матчи, как с финнами, увидишь нечасто. Переиграли соперника по всем статьям. Спустя сутки можете объяснить, как это удалось?

— Да, игра получилось хорошей. Прежде всего, за счет командных взаимодействий. Никто не отбрасывался, не выкидывал шайбу просто так. С первой смены у каждого горели глаза. Никто не боялся играть против взрослых. У всех общий интерес — доказать, что мы достойны выступать на таком уровне. Все 60 минут играли стабильно в свой хоккей, не подстраиваясь под соперника.

— Вспомните, как вы узнали о вызове в сборную?

— Мне сообщил тренер клуба, который знаком с Игорем Ларионовым. Конечно, очень обрадовался — это большой вызов. Нам, молодым парням, предоставили шанс съездить на Кубок Карьяла. Все понимали, что этот турнир — подготовка к предстоящему молодежному чемпионату мира. Из-за коронавируса многие турниры отменились, и нам была необходима практика на таком уровне. Сейчас мы должны доказывать, что достойны поехать в Эдмонтон.

— Не страшно было выходить против взрослой сборной?

— Нет, страха не было. В начале было волнение, но оно быстро прошло. Практически все парни уже дебютировали на взрослом уровне. Многие по сей день играют в КХЛ и ВХЛ. Такие матчи нам только в плюс — мы прогрессируем еще сильнее.

— Часто слышу, что международный уровень отличается от клубного. Так ли это?

— В сборной больше ответственности. Ты представляешь не только честь клуба, но и всей страны. Конечно, ошибаться нехорошо и там, и там. Но, когда на груди герб своей страны, ответственности гораздо больше. Любой игрок в сборной хочет проявить себя с лучшей стороны, чтобы его приглашали снова. В остальном — особой разницы нет. И на сборную Финляндии, и на команду КХЛ нужно настраиваться одинаково.

— Казалось, что с финнами вы не боялись ошибиться от слова совсем. Хотя в клубах часто видим, что молодежь играет аккуратнее, так как за ошибку могут и посадить.

— Да, согласен. В КХЛ большая часть молодых игроков боятся ошибиться. Поэтому играют проще. Здесь же есть определенное доверие тренерского штаба. Нам не связывают руки, говорят, чтобы не боялись играть и принимать решения. Да, хоккей — это работа, но, выходя на лед, ты должен играть и получать удовольствие.

— Приятно играть, когда есть простор для нетипичных решений?

— Конечно, такой хоккей приносит удовольствие. У тебя появляется азарт, агрессия. Хочется выходить на лед, контролировать шайбу, обыгрывать. А если будешь постоянно откидывать ее в стекло или в борт, то никакой страсти не получится.

— Кто в сборной главный заводила в раздевалке?

— Капитан. Но вообще — все подбадривают друг друга. Нет конкретных игроков, которые толкают речи. Каждый поддерживает каждого, поэтому и сложилась такая позитивная атмосфера.

— Как вам жизнь в пузыре?

— Живем в режиме отель-арена-отель-арена. Можем перемещаться между номерами. На улицу никого не выпускают. Турнир не такой длинный, поэтому ничего тяжелого в этом нет. Единственное — больше отдыхаем в номерах.

— Какие-то активности в отеле есть?

— Мы больше общаемся между собой. Обсуждаем игровые и жизненные моменты. Все командные мероприятия не буду раскрывать.

— Приставку-то взяли?

— Нет. Она только отвлекать будет (улыбается).

— Морально поняли, каково это жить в таком формате? В Эдмонтоне сборную ждет то же самое.

— Все нормально. Мы же сюда не туристами прилетели, чтобы по стране гулять. У нас задача — играть и побеждать на турнире. Так что с этим ни у кого проблем не должно быть. Не знаю, может, кому не нравится, пусть тогда и не едет. Не всегда же нужно быть в зоне комфорта. Иногда для прогресса нужно из нее выйти.

Драфт

— Вы получили вызов в сборную, играете в основе «Салавата», вас выбрали в первом раунде драфта. Как настроить себя, что голова от всего не закружилась?

— Стараюсь на этом не зацикливаться. Да, это моменты, которые переживает далеко не каждый хоккеист, если мы говорим про драфт. Немного порадовались — и дальше работать. Тебя задрафтовали, а значит, появился новый стимул развиваться и доказывать, что это все не просто так. Для меня это мотивация, чтобы тренироваться еще больше.

— Вы говорили, что не ожидали такого раннего выбора. На какой номер рассчитывали?

— Конец первого раунда — начало второго. Такие были представления. За скаутскими рейтингами не следил — пропускал их мимо ушей. Выбором, конечно, был очень удивлен.

— Перед драфтом телефон от звонков скаутов не разрывался?

— Да, скауты часто звонили. Собирали информацию обо мне. Прежде всего, их интересуют твои человеческие качества и психология.

— После драфта общались с кем-то из «Нью-Джерси»?

— Буквально минут через 15 после выбора связался с клубом, пообщался и лег спать.

— Как сейчас происходит взаимодействие?

— В каждом клубе есть тренер по развитию игроков. Он связывается с нами, указывает на некоторые моменты. Он, кстати, живет в Финляндии. Поэтому, думаю, он просматривает матчи и на Кубке Карьяла.

— Летом вы рассказывали, что в НХЛ нужно уезжать готовым и в плане психологии, и в плане хоккея. Высокий выбор на драфте вашу позицию не поменял?

— Нет. В НХЛ поеду только, когда полностью буду готов к этой лиге. Никаких поспешных решений принимать не буду.

— Уже успели привыкнуть к повышенному вниманию к себе?

— Пока сильно повышенного внимания не ощущаю. Если оно и будет, восприму это нормально. Ко всем игрокам есть внимание. На то мы и спортсмены, чтобы справляться с этим.

— Как родители относятся к успехам?

— Они, конечно, радуются. Но в то же время говорят, что не стоит на этом зацикливаться. Нужно продолжать играть и доказывать, что готов к взрослому уровню.

— После неудачных матчей критика бывает?

— Она была, есть и будет. Молча слушаю и делаю для себя выводы.

— Видел, что вашу маму пригласили на уфимскую радиостанцию, но ни слова не понял, так как беседа шла на башкирском.

— Да-да, такое было. Спросили, кто из родителей говорит на башкирском. Так как мама знает язык, она и пошла. Задавали вопросы про меня: каким я был в детстве, как я рос. Мама была в позитивном шоке, когда ее позвали.

— Вы сами читаете, что про вас пишут в прессе?

— Только в единичных случаях — если действительно что-то интересное или просто почитаю комментарии болельщиков. А так перед играми или во время турнира стараюсь на это не отвлекаться.

— В социальных сетях много время проводите?

— Когда как. В выходные могу уделить какое-то время. В день игры стараюсь телефон вообще не брать в руки. Я не настолько публичный человек — инстаграм веду не так активно. Могу посмотреть, кто что выложил, а сам очень редко что-то выкладываю. Может, со временем мое отношение изменится, но на данный момент особо об этом не думаю.

«Салават»

— В чем вы изменились за год в основе «Салавата»?

— За это время появилось другое понимание как жизни, так и спорта. От тренировок с командой мастеров ты многое приобретаешь. Постепенно привыкаешь к скорости, к принятию решений. Голова думает быстрее, и сам начинаешь прогрессировать, особо не замечая того.

— Быстро освоились во взрослой команде?

— Первый месяц было небольшое стеснение. Потом — привык. Повезло, что коллектив очень дружный, все подбадривают, подсказывают. Иногда оставались отдельно после тренировок, чтобы над чем-то поработать. Коллектив очень слаженный, поэтому быстро освоился.

— Но с Алексеем Семеновым по-прежнему общаетесь на «вы»?

— Уже на «ты» перешел.

— Ого. Как он сам воспринял, когда обратились к нему на «ты»?

— Спокойно. Я его называл на «вы» только из-за уважения. Может, ему это было немного обидно, но это не из-за возраста. Он особо и не обратил внимания, когда я впервые обратился к нему на «ты». Дальше так же продолжили хорошо общаться.

— Летом в интервью вы рассказывали, что хотели бы улучшить катание. Определенный прогресс есть?

— Да, есть. Работаю над этим на тренировках. Стараюсь развивать ловкость, гибкость, так как у меня немаленькие габариты. С этими навыками и в катании будет легче.

— Мы прекрасно знаем ваш отличный бросок, но, по моим ощущениям, в «Салавате» вы используете его не так часто. Тренер просит играть проще на синей линии?

— Наверное, это больше мои решение — я чаще отдаю передачи. Бросаю только тогда, когда понимаю, что точно будет опасный момент. Смысл бросать, если вратаря никто не закрывает? Бросаю только в острых ситуациях или, когда идет хороший пас. Например, с ходу. Нет, тренер не запрещает. Наоборот говорит, чтобы я чаще бросал. Но принимаю решение больше играть на партнеров.

Европа: турнирная таблица, расписание и результаты матчей, новости и обзоры

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь