«В понедельник пойду работать в аптеку». Как изменилась жизнь бойца UFC, чей нокаут потряс мир

Хоакин Бакли. Фото Instagram

Хоакин Бакли дал большое интервью ESPN.

Главным боем прошедшего в Абу-Даби шоу UFC Fight Night 179 был поединок между Кори Сэндхагеном и Марлоном Мораесом. Сэндхаген уронил Мораеса вертушкой, а затем рефери остановил бой. Очевидно, остановка была ранней, а такие вещи всегда очень активно обсуждаются и фанатами, и бойцами. Однако после турнира куда больше говорили не об этом, а о нокауте в исполнении Хоакина Бакли. Во втором раунде Бакли пробил миддл-кик, его соперник Импа Касанганай поймал ногу, но Хоакин изловчился ударить с разворота опорной ногой — точно в челюсть. Касанганай упал без сознания.

Нокаут взорвал медиа-пространство. В среду президент UFC Дана Уайт обнародовал цифры.

«Нокаут Бакли на данный момент собрал 60 миллионов просмотров в Twitter, — сказал Уайт. — Это самое просматриваемое UFC-видео в истории Twitter. Ближайший к нему по просмотрам — нокаут Конора Макгрегора, который набрал 7, 1 миллиона просмотров. Также Бакли побил наш рекорд по ретвитам. Его нокаут собрал 150 000 ретвитов. Это самый ретвитнутый пост в истории UFC. Ближайший к нему по трафику — ретвит нокаута Конора Макгрегора — 27 000 твитов».

Бакли стал знаменитым бойцом. Ему уже дали новый бой — 21 ноября он проведет бой с Джорданом Райтом на турнире UFC 255.

Сейчас Хоакин уже дома — в США. В большом интервью журналисту ESPN Ариэлю Хельвани он рассказал, насколько сильно изменилась его жизнь после чудо-нокаута.

«Я — старший смены. В полночь закрываю вход в аптеку, но работаю до утра»

— Я до сих пор в шоке, какую вирусную популярность получил тот нокаут в мире ММА. Для меня он даже не номер один в карьере, — сказал Бакли.

— Всего пару недель назад о вас никто не знал, а теперь у видео с вашим нокаутом миллионы просмотров. Как изменилась ваша жизнь, начиная с субботы?

— Помимо того, как мой телефон взрывается от звонков и сообщений, вся остальная моя жизнь осталась прежней. Я продолжаю работать в аптеке, куда в понедельник я выйду на свою обычную смену. Чтобы что-то изменилось, нужны месяцы.

— А чем вы занимаетесь в аптеке?

— Я — старший смены. В полночь я закрываю вход в аптеку, но работаю до утра.

— Давно там работаете?

— Год и три месяца. Мне это дело нравится (улыбается).

— А теперь вы готовы посветить все время вашей карьере в ММА?

— Думаю, все к этому идет, но я рассуждаю как реалист. У меня ушли годы, чтобы подписать контракт с UFC и чтобы понять, чем я хочу заниматься в жизни. За это время я освоился, нашел работу, завел ребенка. Я не рассматривал ММА как основную карьеру, но сейчас может ей стать со всей этой внезапной популярностью. Одному Богу известно, что будет дальше, поэтому я рассуждал как реалист. ММА действительно не были главным приоритетом в моей жизни.

— Получается, ваш один единственный удар все изменил?

— Похоже, на то, не буду врать. Сейчас это видео везде, и все знают, как меня зовут. Все на меня подписались и хотят увидеть следующий бой. Теперь я — продукт для UFC, а не расходный материал.

«Манса Мусу — это один из богатейших людей всех времен. Мне показалось, что «Новый Манса» отлично звучит»

— Чей комментарий под тем нокаутом вас особенно впечатлил? Может, какой-то звезды или знаменитости?

— Исраэль Адесанья, Нейт Диас вызывают у меня только уважение. Они упомянули меня в свободное от тренировок время. На самом деле в этом списке очень много имен, и даже реакция обычных людей мне очень польстила.

— А что значит ваше прозвище New Mansa?

— Я думал над никнеймом всякий раз, когда ждал автобус на работу. Сперва меня называл Young Buck (Молодой Жеребец) из-за моей фамилии, но есть уже такой рэппер. Я перебрал в голове — новый король, новая кровь и тому подобное, но не звучало. Однажды я услышал про Манса Мусу — это древний правитель Мали и один из богатейших людей всех времен. Мне показалось, что «Новый Манса» отлично звучит.

— Вы провели шесть боев в Bellator, но в своем Instagram упоминали этот промоушен недобрым словом. Что пошло не так?

— (Улыбается.) Да меня просто сократили, посчитали расходным материалом. Bellator был моим первым шагом в индустрии. То, что у тебя есть талант и способности, не означает, что тебя оставят. Ты должен привлекать аудиторию и собирать болельщиков, чтобы тебя ставили на бои. Когда меня убрали из Bellator, у меня не осталось ничего — работы не было, я тратил гонорары за бои не слишком разумно. Никакой жизненной стратегии у меня не было, поэтому в первые годы было тяжко, пришлось все начинать сначала. Даже после подписания в UFC я держу в памяти, как со мной поступили в Bellator, и я не хочу все это заново пережить.

— А как вам позвонили из UFC?

— Было круто. После боя в LFA я готовился к рабочему дню в аптеке. Мне позвонил Брайан Батлер и сказал, что я, возможно, получу бой с Кевином Холландом и контракт на пять боев. Весь день я был в шоке, но решил, почему бы не воспользоваться этой возможностью.

«Этот удар я отрабатывал на мешке. Удерживаешь равновесие, взлетаешь и бьешь передней ногой»

— Вы специально отрабатывали такую последовательность ударов?

— Не все ловят мои удары, но эту технику я действительно отрабатывал.

— А в бою уже использовали?

— Нет, это был первый раз, когда бой развивался таким образом, что у меня получилось все это применить.

— А как вы это тренировали? Кто-то ловил вашу ногу, а вы били?

— Нет, я просто отрабатывал на большом мешке. Толкаешь его, ждешь, когда он вернется, потом дальней ногой удерживаешь равновесие, взлетаешь и бьешь передней ногой.

— Все это происходит почти моментально. Успеваете о чем-то подумать?

— Ему удавалось дважды схватить мою ногу. В первый раз я увидел возможность для удара, но было поздно. Я понял, что если все повторится, надо действовать, но не собирался специально все подстраивать. Я просто бил в его переднюю ногу и правый блок, атаковал предплечья и ребра. Когда все повторилось во второй раз, я просто сделал, что планировал. Когда я увидел его лицо, уже знал, что я попал, но не что нокаутировал его. При этом я продолжал вращение, поэтому нужно было сделать еще полный оборот от клетки. Когда вернулся в стойку, я увидел, как он упал. Тогда понял, что бой окончен.

— Что тогда почувствовали?

— Я испытал бурю эмоций. Я всегда говорю, что не хочу доводить до решения судей, нокаутирую либо я, либо меня. Мне удалось это сделать, поэтому я был счастлив.

— А что было дальше?

— Меня обступили журналисты, было непривычно давать интервью, это новый для меня опыт. Многие меня превозносили, но я понимал, что более правдивым было то, что никто не хотел со мной говорить после боя с Кевином Холландом. Тогда мне даже больше понравилось (улыбается).

— К вам же подошел Дана Уайт?

— Вот этого я никогда не забуду. Даже не знал, что он там был. Думал, что Уайт уехал после боя Адесаньи и Паулу Косты и вернется только, когда будет драться Хабиб. Оказалось, что Дана остановился с нами в одном отеле. Когда он подошел, это была полная неожиданность, и потом он сказал просто невероятные вещи.

— А что конкретно?

— Что должен отдать мне все призовые за этот вечер.

— Вы получили 50 тысяч долларов в качестве бонуса?

— Надеюсь, что так, не знаю даже (смеется). Надо проверить банковский счет.

Единоборства / ММА: другие материалы, новости и обзоры читайте здесь

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь