«Смотрели бои сына всей тюрьмой». Сильная история семьи Камару Усмана

Камару Усман. Фото UFC

Усман-старший отсидел 10 лет, но сохранил близкую связь с сыном.

Мухаммеда Усмана арестовали летом 2009 года, как раз тогда, когда Камару выиграл студенческий чемпионат по борьбе, выступая за Университет Небраски. Спустя несколько месяцев после той победы Камару навестил отца в тюрьме и спросил разрешения на старт профессиональной карьеры.

— Он пришел, и мы поговорили через стекло, — рассказал Усман-старший в интервью ESPN. — Он показал мне видео на телефоне со своей тренировки и сказал, что хочет быть профессиональным бойцом. Я сказал ему, что это не то, чего бы я от него хотел, но я благословляю его.

Отец будущего чемпиона UFC попал в места лишения свободы за мошенничество в области здравоохранения. Суд постановил, что его компания по оказанию первой медицинской помощи подделывала документы. Его приговорили к 15 годам лишения свободы и штрафу в 1,3 миллиона долларов. Мухаммед отбывал наказание в Федеральной исправительной колонии Сеговилля (штат Техас), а вышел на свободу в феврале этого года.

Во всем тюремном комплексе было шесть телевизоров на 175 заключенных. Смотреть их можно было только по пятницам с 6 утра до полуночи, но было одно исключение из этого правила. Каждый раз, когда Камару Усман дрался в UFC, работники тюрьмы разрешали заключенным смотреть его бои, несмотря на то, что они зачастую заканчивались после полуночи. Все покидали свои камеры и собирались в помещении с телеэкраном.

— Я могу сказать честно, мы ничего не ждали больше, чем этих боев. Это было время, когда все заключенные собирались вместе: белые, черные, мексиканцы — и все кайфовали от шоу, — рассказал сокамерник отца Усмана — Ди Рэй. — Это было время, когда все могли пообщаться. В тот момент мы не думали, где мы сейчас находимся и через что проходим. Потом мы еще несколько недель обсуждали детали боя. Благодаря поединкам Камару наше время в тюрьме шло быстрее.

Камару ни разу их не подвел: из десяти боев в UFC он выиграл во всех и в эти выходные пойдет за 11-й победой в поединке с Хорхе Масвидалем. Этот бой станет первым для Усмана-старшего, который он посмотрит не из тюрьмы, а находясь у себя дома.

Для Камару было крайне важно, чтобы его бои показывали в тюрьме, где сидел отец. Чтобы такая практика продолжалась, он даже просил руководство UFC не ставить его в главные карды номерных турниров, так как у колонии не было денег на покупку PPV.

Усман-старший уехал из Нигерии в США в 1989-м, когда Камару было два года — чтобы продолжить там учебу на фармацевта. Детей в Штаты он перевез только спустя шесть лет, все это время они общались по телефону. Однажды Мухаммед прислал домой игровую приставку Nintendo — это Камару запомнил на всю жизнь. В доме не было электричества, поэтому ей первое время нельзя было воспользоваться, но спустя две недели провели свет, и 7-летний Камару впервые поиграл в то, во что потом играл уже в новом доме в Америке.

Связь с отцом у него была сильная, несмотря на то, что семья абсолютно не поддерживала борцовский начинаний Камару. Мама вообще не понимала, как можно этим заниматься всерьез, а отца пугала перспектива тяжелых травм.

— Папа всего три раза видел мои борцовские поединки, — рассказывает Камару, чей рекорд в студенческой борьбе был 55-3. — В заключительном классе школы он видел, как я занял третье место на чемпионате штата. Затем он был еще на моей схватке в колледже в 2009 году в Арлингтоне. Турнир проходил в двух шагах от нашего дома. Это был последний раз, когда он видел мой бой живьем.

Последние два боя сына в UFC Усман-старший пропустил, так как они уже транслировались по платной подписке. Камару хотел драться на общедоступном телевидении, но развитие его карьеры не оставило такой возможности.

— У меня был план по развитию собственной карьеры, — рассказывает Камару ESPN. — Что может быть круче, чем побить дос Аньоса в главном бою вечера? Стать чемпионом. Окей, я это сделал. Что может быть круче, чем стать чемпионом? Защитить свой титул будучи хэдлайнером шоу на pay-per-view. Окей, я это сделал. Что может быть круче этого? Возглавить номерной турнир в Лас-Вегасе в присутствии своего отца на трибунах. Это бы значило для меня все.

Бой Усмана с Масвидалем пройдет в Абу-Даби, и туда отец нигерийца поехать не смог.

— В конце концов, невозможно изменить то, что должно случиться, — говорит Камару. — В бою с Масвидалем я должен просто выйти и сделать свою работу. А дальше у меня есть еще более серьезные планы. Возможно, я подерусь с Жоржем Сен-Пьером в Лас-Вегасе, а возможно, будет что-то еще. Но так или иначе мой отец придет и увидит меня в деле в по-настоящему большом бою!

Единоборства / ММА: другие материалы, новости и обзоры читайте здесь

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь