Русский игрок в США не встал на колено и был отстранен от матчей. Рассказ от первого лица

Валерий Сарамутин. Фото Instagram

Громкая история от хавбека команды «Остин Боулд» Валерия Сарамутина.

Мы все хотим, чтобы 2020-й скорее закончился, ведь этот год доставил нам так много проблем: коронавирус, протесты, пожары, сбитые самолеты…

Одним из главных событий года стало и убийство афроамериканца Джорджа Флойда. 25 мая его задержали в Миннеаполисе по подозрению в использовании фальшивых купюр. Белые полицейские надели на него наручники и повалили на землю. Один из них почти на восемь минут прижал шею Флойда коленом к асфальту, после чего задержанного увезли в больницу, где он умер. Гибель темнокожего породила масштабную волну протестов по всей Америке, их активно поддерживало движение Black Lives Matter («Жизни черных важны»).

События в США напрямую повлияли на героя этого материала — 25-летнего полузащитника техасского клуба «Остин Боулд» Валерия Сарамутина. Он родился в США, но рос и начинал карьеру в России — играл за московское и петербургское «Динамо», а также «Велес». В начале 2019 года хавбек переехал в Остин.

Далее — хронология двух лет американского этапа карьеры Сарамутина от первого лица.

Звали в юношескую сборную США

Когда я был в академии московского «Динамо», на меня вышли представители федерации футбола США, звали в юношескую сборную. Тогда же со мной связывались из клуба МЛС «Чикаго Файр», приглашали к себе. Но переехать в Америку не получилось — «Динамо» не отпускало. В клубе говорили, что если я буду заигран за сборную США, то потом мне придется сложно. Причину я до конца так и не понял.

История затихла, но контакты с американцами я сохранил. И в 2018 году у меня появился вариант в США. Тогда еще играл за петербургское «Динамо», оно переезжало в Сочи, а я решил, что нужно попробовать уехать за рубеж. Если бы отказался, было бы неправильно.

«Остин Боулд» — новый клуб ЮСЛ, это вторая лига после МЛС. Когда мой агент сообщил о его интересе, команда только формировалась. Но со мной связывались тренер, президент, спортивный директор — все уговаривали меня и убеждали перейти. К тому же состав намечался неплохой — Дарио Конка, Клебер, Андре Лима, Эдсон Брафхейд. В общем, я согласился. Но старт «Боулд» в ЮСЛ был запланирован на начало 2019-го, так что мне надо было полгода где-то поддерживать форму. Договорился с «Велесом» из ПФЛ, поиграл за него до зимы.

Обрез в бардачке

В начале 2019-го я переехал в Остин. Сразу скажу, что город очень понравился. Я много где был в США, но для меня Остин даже выше городов Калифорнии. Все близко, удобно, на улице зелень. Современный город с населением почти в миллион.

Остин сильно отличается от стереотипных представлений о Техасе. На юге, ближе к границе с Мексикой, я видел людей в ковбойских шляпах, словно в голливудских фильмах, а там — нет. Разве что классических пикапов много. Еще по улицам люди с оружием ходят — там по закону нужно показывать, что у тебя оно есть, все держат пистолеты в кобуре. А мой одноклубник Крис Тырпак держит в машине обрез — прямо в бардачке лежит, я сам видел. Он как раз из Остина, так что для него это нормально. Говорил, что никогда не использовал.

Теоретически я мог бы остаться жить там — на английском уже свободно говорю, но нужно привыкнуть к солнцу. В Остине очень жарко, особенно летом. Поэтому у нас тренировки начинались рано: в семь утра сбор, в восемь — выход на поле.

Гол в день рождения жены

Я сразу понимал, что буду играть в основе — спортивный директор подчеркивал это. Так и вышло: в первый сезон отыграл почти все матчи. У команды была задача попасть в плей-офф, мы ее выполнили, но в 1/8 финала уступили «Финиксу» по пенальти. В целом дебютным сезоном я остался доволен, получил новый контракт еще на два года. Я центральный полузащитник, забивать мячи не входит в мои основные обязанности, но в прошлом году один гол у меня был, причем после выхода на замену. Мы тогда победили «Оклахому» со счетом 2:1, в тот день моя жена отмечала день рождения. Все удачно совпало.

Но был и неприятный момент — в игре с «Реал Монархс» меня удалили, хотя в России за аналогичный фол наверняка показали бы желтую карточку. Судейство в ЮСЛ безобразное — очень много ошибок, арбитры плывут. Но свистят в обе стороны — не предвзятость, а просто низкая квалификация.

«Остин Боулд» — молодой клуб, но на каждом матче до пандемии стадион заполнялся, а это в районе трех-четырех тысяч человек. А после каждой игры тут футболисты раздают автографы и селфи. Результат вообще не важен — сразу после финального свистка к полю подходят болельщики, и футболисты им не отказывают. Интервью там же берут, все на приличном уровне.

Отказ от сокращения зарплат

В 2020-м сезон в ЮСЛ толком не успел стартовать. Мы сыграли лишь один матч с «Нью-Мексико», который я пропустил из-за травмы, а затем все ушли на карантин. В Техасе, как и везде, все рестораны и бары были закрыты, но в целом я весну спокойно пережил — к счастью, провел самоизоляцию не один, а с супругой.

С родными тоже все в порядке. Мой отец живет в Нью-Йорке, сестра тоже, помогает престарелым в больнице. Говорит, что всего хватало — никаких госпиталей в парках и недостатка коек не было. Я занимался дома по программе, которую футболистам подготовил тренерский штаб, готовился к возобновлению сезона.

Вы знаете, что по всему миру многие клубы просили спортсменов пойти на урезание зарплат. Нас тоже просили, и с этого началось ухудшение отношений с руководством. Всей команде предложили сократить зарплаты наполовину, но согласились только пятеро — возрастные футболисты, которые уже свое заработали в других клубах. Я, как и большинство, отказался, потому что считаю это неправильным. Местным вообще некрасиво было такое предлагать — они получают мало.

Black Lives Matter

25 мая убили Флойда. В Миннесоте и других штатах люди выходили на улицы, в Техасе тоже. Но у нас все проходило мирно — без протестов в центре города не обошлось, но и погромов не было. В Нью-Йорке грабили магазины, сестра просила отца не выходить на улицу, но это длилось всего пару дней, да и ближе к ночи. Так что мыслей об отъезде никаких не было, да и родственники знали, что многое преувеличено.

Тренировки возобновились в конце июня, и почти сразу начались сложности. Перед первым матчем после карантина все на поле встали на колено в поддержку движения Black Lives Matter. Я не встал, и ко мне у клуба возникли вопросы. Тренер говорил, что мне надо подумать над своим поведением. Состоялась беседа и с президентом (кстати, белым), он убеждал меня: «Пойми, это не для тебя, это проявление уважения». А я отвечал, что не понимаю, зачем это нужно делать. С игроками, кстати, конфликтов не было. Вице-капитан «Боулд» Джермейн Тэйлор даже меня поддерживал в личных беседах, пытался переубедить руководство, но ничего поделать не мог. Так совпало, что в то же время у одного нашего игрока обнаружили коронавирус, и меня вместе с ним посадили на карантин — мы жили в одном доме. Так что я пропустил несколько матчей в августе.

По окончании двухнедельного карантина я вернулся в состав и вышел на замену в трех матчах. На сегодня это мои последние игры за «Боулд».

Скандал с Клебером

Я нормально отношусь к тому, что происходит в Америке. Но, думаю, летом эту ситуацию стали перегибать. Перед матчами все вставали на колено — ладно, если бы это было по желанию, но нет. А с августа началась еще одна акция: на 8-й минуте матчи останавливали, все снова опускались на колено и ждали отметки в 8 минут 46 секунд — столько времени душили Флойда.

Эта акция впервые была проведена 31 августа в матче с «Оклахомой», я на колено опять не встал. В той же встрече произошел конфликт нашего капитана Клебера (он играл в киевском «Динамо» в нулевые) с тренерским штабом. Клебера заменили, вместо него выпустили темнокожего юного футболиста — за нас после карантина постоянно играла молодежь. Капитан возмутился, что сильнейшие почему-то сидят на скамейке, и все в жесткой форме высказал тренеру и руководству прямо в раздевалке.

Клебера тут же отстранили от игр и тренировок, хотя контракт вроде пока не разорвали — в составе на официальном сайте он есть. Я был единственным, кто поддержал бразильца, — мы в команде с ним чаще всех общались, так как он еще помнит русский язык.

Изолирован из-за «физики»

Меня после той игры тоже отстранили, но только от матчей. То есть я продолжал ездить на тренировки, участвовал в двусторонках, со мной общались как ни в чем не бывало. Но в заявку на матч я больше ни разу не попал. Штрафов не выписывали — тренер мне объяснял, что я физически не готов играть. Но это чушь: примерно в то же время «Боулд» подписал контракт с футболистом, не игравшим около года, и тот сразу стал попадать в состав.

В октябре сезон ЮСЛ завершился, я вернулся в Россию. Мой контракт с «Боулд» все еще действует, с будущим ситуация неясна. Причем не только с моим будущим: лига ждет решения от всех президентов клубов — есть вероятность, что старт следующего сезона отложат, пока не разрешат заполнять трибуны. Что со мной будет дальше — не знаю. Возможно, будут настойчивее просить сократить зарплату. Возможно, предложат разорвать контракт. Надеюсь, что в декабре все решится. Я не готов еще год только тренироваться без участия в играх.

Я уверен, что скомканный сезон тоже повлиял на эту историю. После выхода из самоизоляции мы играли непонятно за что, у всех матчей был полутоварищеский статус. Возможно, поэтому и выпускали на поле молодежь. А за четыре дня до последней встречи с «Оклахомой» мы еще и упустили преимущество в четыре мяча над «Колорадо» — сыграли 4:4. Думаю, это тоже повлияло.

Отстранение меня и Клебера в прессе не освещалось, но в лиге были другие скандальные случаи в этом сезоне. В сентябре один мексиканец из команды «Лос-Анджелес Гэлакси II» оскорбил темнокожего футболиста «Сан-Диего Лойял», и вся команда ушла с поля, хотя оставалось сыграть пару минут. Мексиканца дисквалифицировали на шесть матчей, а лига объявила, что такое поведение недопустимо.

А в следующем матче с «Финиксом» «Сан-Диего» снялся с игры в перерыве, потому что футболиста этой команды, открытого гея, обозвали, скажем так, на почве гомофобии. Причем «Сан-Диего» после первого тайма выигрывал 3:1 и вообще боролся за выход в плей-офф. Но после добровольного ухода игроков с поля ему засчитали поражение 0:3. И больше «Сан-Диего» в этом сезоне не играл.

В США у всех есть свое мнение, никто не стесняется его высказывать. Отсюда и все эти истории. Но я все равно надеюсь, что еще буду играть в США. Возможно, в этом же городе, только в другой команде — в 2021 году в МЛС стартует клуб «Остин», куда сейчас набирают футболистов. Я уже связывался с его представителями, но переговоры еще идут. В любом случае хочу играть, а не просто тренироваться.

«Пас из-за границы»: турнирная таблица чемпионата, расписание и результаты матчей, новости и обзоры

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь