Российский вратарь скоро станет чемпионом Норвегии. Его карьеру спас Семин, а сегодня он сыграет против «Милана»

Никита Хайкин. Фото instagram.com

Невероятная история Никиты Хайкина.

Если бы не прошел просмотр в «Буде-Глимт» — закончил бы с футболом

Сегодня в отборочном матче Лиги Европы на поле легендарного «Сан-Сиро» выйдет россиянин, о котором большинство из вас не знает — надеюсь, только пока. 25-летний голкипер норвежского клуба «Буде-Глимт» Никита Хайкин выиграл все десять своих матчей этого сезона (восемь — в Элитсерии, первенстве северной страны, два — в Лиге Европы), а его клуб близок к тому, чтобы впервые в истории стать чемпионом страны. В Элитсерии, как и в РПЛ, 16 команд, 30 туров. И проведено из них уже 18: в Норвегии играют по нашей старой системе «весна-осень» — начали, правда, из-за пандемии вместо марта в июне.

«Буде-Глимт» из 36-тысячного городка Буде, расположенного на обдуваемом всеми ветрами полуострове в Норвежском море за Северным полярным кругом, опережает ближайших преследователей, «Мольде» и «Одд», аж на 16 очков, а «Русенборг» и «Волеренгу» — и вовсе на 18. У нового норвежского суперклуба — всего две ничьи и ни одного поражения, разность забитых и пропущенных мячей — «плюс 45».

188-сантиметровый Хайкин провел в основе команды первые три матча сезона. «Буде-Глимт» набрал в них максимум — девять очков, но россиянин на некоторое время сел в запас. И все же выиграл конкуренцию у шотландца Джошуа Смитса, проведя семь последних матчей подряд, включая два еврокубковых. Сегодня в карьере Никиты — важнейший день, потому что на стадионах, подобных «Сан-Сиро», он в официальных матчах еще не играл. И лучшей возможности показать себя большой Европе не может быть.

У Хайкина — пестрая футбольная судьба. Несколько лет занимался в ФШМ-«Торпедо», позже уехал с родителями в Англию, где тренировался в академиях «Челси», «Портсмута» и «Рединга», а начинать профессиональную карьеру отправился в Португалию, в «Насьонал». Далее — крутой разворот и возвращение в Россию, в молодежные команды «Мордовии» и «Кубани». Затем еще одно возвращение — в Израиль, где Никита родился, вернувшись оттуда с семьей в Россию в два года. Два клуба на Земле Обетованной, в составе одного из которых, «Бней-Иегуды», он выиграл Кубок Израиля.

Вот только находился он при этом на скамейке запасных, и вообще сказать, что взрослая карьера у него задалась, тогда было нельзя. И Хайкин рванул через тысячи километров в пятую свою страну, со Средиземного моря к Норвежскому. И там, кажется, нашел то, что искал. Хотя, как выяснилось из нашего телефонного разговора, уже был близок к отчаянию.

Когда посреди разговора спросил Никиту о самом ветреном, как я прочитал, месте в Норвегии, где ему выпало жить, он рассмеялся: «Вот мы сейчас с вами разговариваем, а за окном такой ветрюган с дождем, что вы просто не представляете!» Но такая депрессивная погода не мешает ему быть гораздо более счастливым, чем в куда более теплых краях.

— В Израиле я не был особо счастлив, и адаптироваться там мне не удалось, — рассказывает Хайкин. — Сама по себе страна очень классная, но я не смог привыкнуть к культуре, людям, языку. Все очень сильно отличается от Европы и России. Остаться там на второй год было моей ошибкой. Полгода сидел вообще без команды, ездил на просмотры в какие-то непонятные клубы. И меня не брали — по каким-то смешным причинам. Кто-то с кем-то не договорился…

Уверенность в себе упала до нуля. В какой-то момент начал даже ненавидеть обожаемый мною футбол и людей, которые в нем принимают решения. В Норвегии сначала приехал на просмотр в один клуб второго дивизиона. Потом он меня пригласил на сборы, но не мог дать точного ответа, подпишут или нет. В итоге сказали, что не подхожу. Я отреагировал нормально, все имеют право на свое мнение. А потом позвали на просмотр в «Буде-Глимт», который занял в предыдущем сезоне Элитсерии 11-е место. Ему нужен был запасной вратарь.

Не буду скрывать: «Буде-Глимт» был моим последним шансом. Я даже дал себе слово, что, если не получится и там, придется заканчивать с футболом. Потому что мне психологически тяжело было воспринимать все эти отказы. Что бы пошел делать — честно, не знаю. Но, решив так, привыкнув к этой мысли, я вдруг успокоился. И, возможно, именно из-за этого спокойствия у меня все и получилось.

Приехал в Буде на недельный просмотр, в конце его сыграл товарищеский матч, где очень хорошо себя проявил, не пропустил и пару раз спас. Честно: никаких ожиданий и мыслей, подпишут или нет, уже не было. На просмотрах много раз обжигался, когда думал, что получится так, а выходило иначе. Но в итоге «Буде-Глимт» предложил мне однолетний контракт, и я сразу полетел с командой на сборы в Марбелью. А уже через два месяца соглашение со мной продлили еще на два года…

Вот так оно бывает в спорте: вчера тебя отказалась подписать команда второго дивизиона, и ты подумывал о завершении карьеры, а сегодня ты — основной вратарь и в шаге от чемпионства. «Поэтому мы и любим футбол», — философствует Никита. И делает это с явной улыбкой по ту сторону мобильной связи.

«Абрамович стоял и наблюдал за мной. Я впал в ступор»

Про любовь к футболу Хайкин сказал не для красного словца. Главное, что двигало им дальше во время многочисленных карьерных трудностей, — точно она, а не стремление как-нибудь заработать. Ведь Никита — сын крупного банкира, и в деньгах его семья никогда не нуждалась. Не случайно после переезда семьи в Англию он играл в академиях всех британских команд, у которых российские владельцы, а Роман Абрамович как-то раз даже заглянул посмотреть на его, мальчишки, тренировку.

— Абрамович стоял и наблюдал за мной. Я в шоке был. Никак не мог ожидать такого, — вспоминает Хайкин. — Ко мне он не подошел — мне кажется, я в ступор от его прихода впал, и мне самому надо было подойти и что-то сказать. Я ведь не только занимался в «Челси», но и болел за эту команду с тех пор, как ее взял Роман Аркадьевич. Но сейчас, когда стал профессиональным футболистом, тех детских болельщицких эмоций больше нет.

Деньги для меня на самом деле имели второстепенное значение. Я просто всегда хотел играть в футбол. И мечтал играть за топ-клуб. Люблю футбол очень сильно, и моя главная мотивация — достичь высокого уровня в Европе. Меня никто никогда не заставлял играть — наоборот, мама была против. Попросил родителей отвести меня заниматься футболом — и до сих пор помню, как папа с мамой забрали меня из школы и повезли в футбольную секцию. Папа никогда не говорил, хочет ли, чтобы я стал футболистом. В глубине души, мне кажется, наверняка хотел, хотя приоритет у него все-таки был — образование.

— А в ворота как встали?

— У нас на какой-то тренировке в «ФШМ-«Торпедо» не было вратаря, зимой в зале в «Лужниках» били по пустым воротам. Это было достаточно скучно, я устал. Вот и решил встать, чтобы тяжелее было. И больше не уходил. Мы до сих пор на связи с моим первым тренером вратарей — Дмитрием Гуленковым, который по-прежнему работает в ФШМ. Он поставил мне технику, и я очень ему благодарен.

Но когда увидел футбол в Англии и Португалии, понял, что он в корне отличается от российского. В первую очередь там я научился неплохо играть ногами, что считаю своей сильной стороной. Когда воспитывался в России, игра низом от вратаря очень редко воспринималась всерьез. Требовалось как можно меньше риска. Но за границей я понял, что это необходимо, стал над этим компонентом работать, и со временем появилась уверенность. Сейчас мы видим, что в современном футболе без этого никуда.

Везде чему-то учился, чего-то набирался. Но по документам молодому парню с русским паспортом задержаться в английском футболе было практически невозможно. Но все, что ни делается, — к лучшему. Может, еще и вернусь туда, посмотрим…

Лучше всего я чувствовал себя в Англии и сейчас в Норвегии. В Британии у меня осталось много друзей, причем не из футбольной тусовки. И моя цель — вернуться туда, попробовать свои силы в английском футболе.

Если в детском возрасте с устройством в школы Никите еще мог помогать отец, то во взрослом все уже надо было делать самому. И можно только удивляться долгосрочности его терпения.

— У него сложный путь, посмотрите, где он играл, как поездил по многим странам и командам, — говорит Юрий Семин. — Но футбол не бросал. Никита — фанат этой игры. Очень строгий к себе в плане дисциплины. Чувствует свои ошибки, то, что надо исправлять. Умеет правильно вести и ставить себя в команде — и не только футбольной, но и в любом коллективе.

«Мою карьеру спас Семин»

При чем тут, спросите, тренер-символ «Локомотива»? Семин взял 19-летнего Хайкина в молодежный состав «Мордовии», когда тренировал первую команду и занял с ней восьмое место в РПЛ — самое высокое в истории клуба (собственно, единственный раз, когда команда из Саранска сразу не вылетела обратно в ФНЛ). И с тех пор внимательно следит за его карьерой. Именно Юрий Палыч рассказал мне о Никите и его игре за «Буде-Глимт», и я, заинтересовавшись, взял у него телефон игрока. Услышав об этом, Хайкин улыбается:

— Юрий Палыч мне набирал в этом сезоне, когда мы играли с «Русенборгом». Я не ожидал, этот звонок стал приятным сюрпризом. И перед матчем Лиги Европы с вильнюсским «Жальгирисом» — тоже. Всегда приятно его слышать.

Когда он взял меня в «Мордовию», я был еще совсем молодым парнем. После одного сезона, проведенного в Португалии, в «Насьонале», считаю, допустил большую ошибку, не оставшись там еще на год, хотя такая возможность была. В связи с этим на полгода остался без клуба. Не мог найти себе команду и был этим ошарашен, поскольку не предполагал, что даже потенциально может возникнуть такая проблема.

И тогда Юрий Палыч взял меня в «Мордовию». Фактически спас мою карьеру. У меня тогда не было никаких особых амбиций, тем не менее я постоянно тренировался с первой командой и выступал за дубль. Очень благодарен Семину, который в тот момент мне очень сильно помог и повлиял на карьеру.

Семин вспоминает:

— Никиту порекомендовали знакомые португальские агенты, которые там за ним следили. Нам нужен был еще один вратарь с российским паспортом. Мы посмотрели видео отдельных матчей, которые он провел в Португалии, и, несмотря на молодость, пригласили его.

И в молодежной команде «Мордовии» было видно, что у рнего есть задатки умного вратаря. В 19 лет он хорошо играл на выходах. И очень хорошо — ногами. В целом Никита проявил себя очень хорошо, его уважали старшие ребята, относились к нему с большой симпатией. Но ко времени игры в Саранске он по своей физической структуре еще не набрал тех весовых кондиций, которые должны быть у вратаря. Другие голкиперы были помощнее. Ростовые данные у Хайкина приблизительно такие же, как у Дасаева, — и структура тела такая же. Но Ринат у Бескова в «Спартаке» сразу стал играть, а Никите пришлось поработать для того, чтобы доказать свое право выходить на поле.

В «Мордовии» ему немножко не повезло, что там у нас был Антон Коченков — кремень, сложившийся вратарь, которого недаром потом забрал «Локомотив». Конечно, имея такого опытного голкипера, мы не рисковали и не выпускали молодого. Никите еще нужно было работать. Хотя основания думать о его потенциале он давал и тогда. Все время тренировался с первой командой, и было много двусторонних матчей, в которых он проявлял себя, как игрок основной обоймы.

Данные и на Википедии, и на официальном сайте «Мордовии» говорят, что в том сезоне-2014/15 Хайкин провел за молодежную команду саранского клуба 11 матчей и пропустил всего семь мячей. Статистика отличная, и тем удивительнее слышать от него:

— В общем и целом я бы не сказал, что у меня там шло хорошо. Довольно тяжело проходила адаптация к России, в которой я к тому времени давно не жил. И не сказал бы, что выступал в «Мордовии» на своем уровне.

На «свой уровень» Хайкин, получается, выйдет только спустя пять лет. И Семин приоткрывает секреты того, как вратарю это удалось:

— Знаю, что Никита много занимался в тренажерном зале. Потом, когда у него не было команды, какое-то время индивидуально тренировался у Заура Хапова. В «Мордовии» это был мальчик, а сейчас — серьезная махина. Без серьезной работы таких перемен с человеком произойти не может.

Я посмотрел три его игры, включая победу «Буде-Глимт» над «Русенборгом», когда они только выходили на лидирующие позиции, и матч был важнейший. Скажу, что Никита сейчас играет очень серьезно. А ведь в Норвегии голкиперу не так просто. Там очень много высокорослых игроков, и внутри штрафной вратарь должен быть хозяином — иначе не выжить. Видимо, эти качества он тренеру показал. А на выходах и ногами он играет, на мой взгляд, на «пятерку».

Учеба у Беленова, мечта о ЧМ-2018, прорыв в Норвегии

Из «Мордовии», откуда после восьмого места ушел Семин, Хайкин тем же летом отправился в «Кубань», где также выступал за молодежку. Если первым вратарем саранского клуба был Коченков, то в Краснодаре — нынешняя звезда «Уфы» Александр Беленов, у которого 20-летний голкипер тоже многое почерпнул.

— Оба отличные вратари, — говорит Хайкин. — А Саша Беленов, считаю, уже несколько лет входит в тройку лучших вратарей РПЛ. Тренируясь рядом с Беленовым, я многому научился и значительно прибавил. И в технике, и в стойке при ударах. Мне нравилось и нравится, как он читает игру, а его сэйвы говорят сами за себя. Мы продолжаем общаться, хотя и не сказать, что очень много. Списываемся в соцсетях. У меня о работе с ним осталась очень теплая память.

Хайкин потихоньку набирался опыта и багажа, который начал помогать ему уже сейчас. Но для этого нужно было пройти долгий путь.

— Считаю, я в своей карьере допустил много ошибок, на которых мне пришлось учиться. Не скрываю этого, потому что ошибаться — это нормально. Надо только извлекать уроки. Например, когда остался на второй год в Израиле, вся моя семья была против этого. Но тогда у меня не было представления, куда двигаться дальше. Я не понимал, что делать, куда расти, какая у меня цель.

Сейчас все это прекрасно вижу и иду к ней. В любом случае, это был опыт, который уже со мной. Оглядываться назад и о чем-то жалеть нет смысла. Сейчас, мне кажется, я на правильном пути. Наверное, я пытался найти его, переезжая из страны в страну. Но именно сейчас почувствовал, что нашел верное место.

Когда-то Хайкин смело мечтал сыграть за Россию на домашнем чемпионате мира, в чем сейчас не стесняется признаться:

— Мне кажется, у каждого парня из России была такая мечта. Это огромная гордость. И высочайший уровень — представлять свою страну на домашнем чемпионате мира. Но в итоге все это закончилось тем, что в свой день рождения (11 июля — Прим. И.Р.) ходил на трибуну «Лужников» на полуфинал ЧМ-2018 Англия — Хорватия.

В тот момент у Никиты, завершившего израильскую эпопею, не было клуба. И не будет еще полгода — пока не срастется с «Буде-Глимт», за который в первом сезоне, когда команда рванет с 11-го места на второе, он проведет лишь один матч. В предпоследнем туре.

Тогда у команды из Буде был твердый основной вратарь — бразилец Рикардо Фридрих. Но в минувшее межсезонье он уехал в турецкий топ-дивизион, в «Анкарагюджю». Тогда у Хайкина и появился настоящий шанс.

?— Первый сезон был больше адаптационный, нужно было привыкнуть к стране и ее футболу. Когда через три месяца после начала первого сезона я подписывал второй контракт, то были договоренности, что клуб меня видит как замену первому вратарю, — рассказывает голкипер. — И после ухода Рикардо порадовало то, что я один прошел все предсезонные сборы и сыграл на них каждый матч. Других вратарей привозили, проверяли, но не подписывали. В уме я, конечно, понимал, что одного вратаря в команде быть не может. В итоге купили голландца Джошуа Смитса, и конкуренция у нас теперь с ним.

Начал сезон очень хорошо: три матча — три победы. И никак не мог ожидать, что после выездной победы 3:2 над одним из главных конкурентов, «Русенборгом», меня могут заменить. Но таков футбол, в котором не всегда все идет так, как ты хочешь. Тем не менее я отвоевал место в составе и сейчас играю достаточно уверенно. Болельщики довольны, ребята — тоже. Считаю, мы идем в правильном направлении.

Хайкин сидел на скамейке десять матчей подряд, но команда, хоть в основном и побеждала, пропускала довольно много. В последних пяти матчах при Смитсе «Буде-Глимт» пропустил девять мячей, и, когда две встречи из трех завершились ничьими 2:2, главный тренер Кьетиль Кнутсен вернул в ворота россиянина. С тех пор — семь матчей в чемпионате и Лиге Европы, всего пять пропущенных мячей и ни одной игры, где соперник забил бы больше одного мяча.

— Когда я пришел в команду, бюджет «Буде-Глимт» был в нижней половине таблицы Элитсерии. Но в прошлом году нам удалось продать пару ребят за хорошие деньги в сильные клубы. Плюс заняли второе место, попали в Лигу Европы — и бюджет сильно поднялся. В целом же бюджеты у местных клубов небольшие, и мало кто едет сюда за деньгами. Из 16 клубов из-за климата только три играют на натуральных газонах, в основном — на хороших искусственных полях. Стадионы небольшие, более вместительные — только у «Русенборга», «Мольде» и «Бранна». Наш — чуть больше семи тысяч, компактный, в английском стиле. Но сейчас, после пандемии, на любой матч чемпионата Норвегии могут приходить не больше двухсот зрителей.

Обычно сезон в Норвегии начинается в марте, нынешний — в июне. Футболисты «Буде-Глимт» вернулись из отпуска в середине января, успели съездить на предсезонный сбор в Испанию. Должны были уже выезжать на второй — но прямо в день вылета все отменили, границы закрыли. И следующие четыре месяца команда только тренировалась, ожидая начала чемпионата.

— Здесь все очень дружно сели и отсидели на карантине, сколько было надо, — вспомнает Хайкин. — Вообще, мне очень повезло, что нахожусь именно в Норвегии и именно на севере. Тут этот коронавирус ощущается очень мало, и пережили пандемию мы достаточно комфортно. Ни один игрок в чемпионате страны не заразился.

Тут строго к этому относятся. Тесты — два раза в неделю. В Лиге Европы все совсем жестко — после прилета делают два теста на коронавирус перед игрой. На домашние матчи всей командой обязаны приезжать на автобусе в масках. И в чемпионате летаем обязательно в масках. Поначалу перелеты были только чартерами, сейчас — в зависимости от того, куда летим. Было три или четыре рейсовых перелета в Осло, потому что многие команды находятся либо в столице, либо вокруг нее.

А то, что весь сезон играем каждые три-четыре дня — это, конечно, тяжело, все внимание нужно уделять восстановлению. Вот вчера (разговор проходил в прошлую пятницу, — Прим. И.Р.) мы обыграли вильнюсский «Жальгирис» и порадовались, что вышли на «Милан». Но уже в воскресенье у нас важный матч чемпионата на выезде против «Бранна», и времени расслабляться нет вообще. С другой стороны, мне больше нравится играть каждые три дня. Сильно устаешь, но держишь себя в тонусе.

— В «Буде-Глимте» несколько сезонов играл нынешний полузащитник «Ростова» Норманн. Не знакомы с ним?

— Лично — нет, но группа ребят из команды знает его и спрашивает про его выступления в России.

Не сказал бы, что мечтаю попасть в РПЛ. Мне ближеевропейский футбол

Каково человеку, который вырос в Москве и Лондоне, жить в крохотном городишке на самом севере в Европе? Услышав ответ Хайкина, я понял, что, возможно, это и поспособствовало его игровому прогрессу.

— Тут скучновато, не буду врать. Но именно из-за того, что нам с ребятами здесь скучно, мы больше фокусируемся на футболе, восстановлении, физической подготовке. Не спешим уходить со стадиона после тренировок. Тем не менее отмечу, что за полтора года моегопребывания город сильно вырос. Евросоюз назвал Буде одной из культурных столиц Европы 2024 года. К нему здесь откроют новый аэропорт, морской порт и еще много интересного. Тут нереально красивая природа — горы и море. Очень много мест, куда стоит съездить и закинуть удочку. Не могу назвать себя большим поклонником рыбалки, но в Норвегии грех не порыбачить.

Но рыбалка и наслаждение природой — для Никиты на втором месте после самого футбола, в который у него наконец-то появилась возможность играть вдоволь. Юрий Семин говорит:

— В Норвегии очень интересный чемпионат. По количеству молодых игроков, переходящих в топ-чемпионаты, с этой страной мало кто может сравниться. Совсем недавно Сульшер тренировал Холланна в «Мольде». Теперь один тренирует «МЮ», другой забивает гол за голом в Дортмунде. И это только верхушка айсберга. А «Буде-Глимт», где тоже очень много талантливой молодежи, теперь опережает «Мольде» на 14 очков! Видел команду Хайкина и по телевизору в чемпионате, и вживую на сборах — в хороший футбол играют! И ее игроки регулярно переходят в клубы АПЛ.

Об этом же, как мы уже поняли, мечтает и Никита. Но всему свое время, и пока о конкретных сроках он не говорит. Зато о норвежском футболе и о своем клубе рассуждает охотно.

— В Норвегии очень много талантливых футболистов. За полтора года понял, что здесь делают большую ставку на молодых. Либо таланты воспитывают, либо где-то находят. Что мне бросается в глаза — свобода действий и на поле, в тренировочном процессе, и в повседневной жизни. Я бы не сказал, что здесь прямо душат дисциплиной, как у нас в России. Мне кажется, именно это дает ребятам возможность больше раскрепоститься и реализовать свои способности.

Допустим, игрок взял мяч, пытался обвести, на третьем запнулся — и пошла контратака. Во многих странах ему здорово «напихают», а в Норвегии — не будут акцентировать на этом внимание. Наоборот, скажут: «Молодец, что попробовал». В итоге, если взять состав сборной Норвегии, там очень много молодых ребят. И по потенциалу она, считаю, может стать одним из лидеров в Европе.

А в лидерстве нашей команды сработало много факторов. Во-первых, та же молодость и талант многих игроков. Во-вторых, мы четко понимаем командные взаимодействия, играем в реально хороший футбол, много забиваем. У нас очень сильный тренерский штаб, который работает с «Буде-Глимт» три года.

Отлично разбираем соперника, учимся на ошибках. И постепенно пришли к той доминирующей игре, которая у нас есть сейчас. Держим мяч, пытаемся много рисковать, а теряя мяч, сразу идем в прессинг, как Дортмунд или «ПСЖ». У нас, мне кажется, очень хорошо получается выход из обороны в атаку. Я тоже, думаю, хорошо подхожу для этой системы благодаря неплохой игре ногами. Мы сзади вообще отлично друг друга понимаем.

— В команде не нарастает нервозность от того, что первое в истории чемпионство «Буде-Глимт» уже осязаемо? Вас не может затрясти?

— Думаю, нет. Норвежцы сами по себе очень спокойные люди, их редко когда трясет. Тем более в том сезоне мы заняли второе место, то есть все эти наши успехи не из воздуха взялись. Мы шли к этому постепенно — и сейчас на финишной прямой. Осталось немного поднажать.

?Это, впрочем, впереди, а пока на повестке дня — «Милан», «Сан-Сиро». Сложно даже представить, что может чувствовать перед таким матчем человек, для которого «Буде-Глимт» стал прорывом в карьере. ?

— Еще до конца не осознал, что мы будем играть против «Милана», да еще и на таком стадионе, — говорил мне Никита в прошлую пятницу. — Думаю, это ощущение придет непосредственно перед игрой. Такая игра — это хорошо как для «Буде-Глимта», так и для всего норвежского футбола. И считаю, что это может быть переломный момент не только в моей карьере, но и в карьерах моих партнеров по команде.

Для нас, команды, которая играет в доминирующий футбол в своей лиге, это большой тест — сыграть против клуба с величайшей историей. Мои близкие друзья из России болеют за «Милан». И, когда они узнали, что мы будем играть против этого клуба, — у них была эйфория, все поздравляли. Даже если дальше пройдем мы, им не будет очень обидно.

Оцените: Хайкин, пусть даже в таком гипотетическом ключе, но говорит о том, что «Буде-Глимт» может пройти «Милан»! Хотя, казалось бы, это клубы из разных галактик, и к тому же игра пройдет в Италии. А насчет переломного момента в карьере игроков будущего чемпиона Норвегии — почему нет, если когда-то, например, Дмитрия Аленичева пригласили в «Рому» после гола за «Спартак» на том же «Сан-Сиро» в ворота «Интера», а недавно Алексея Миранчука в «Аталанту» после двух мячей «Ювентусу» в Лиге чемпионов? Речь не о сравнении конкретных игроков, а о том, что европейские матчи на итальянских аренах — витрина, с помощью которой можно обратить на себя внимание.

В связи с этим спрашиваю Хайкина:

— Вам интересно было бы поиграть в РПЛ?

— Если честно, не сказал бы, что мечтаю об этом. Мне ближе европейский футбол. И по стилю (в частности, по тому, что люблю играть ногами), и по менталитету. Проявить себя хотел бы в первую очередь в Европе. А цель — играть в Англии…

Дай бог российскому вратарю эту серьезную цель реализовать. Он упрямо идет в футболе нестандартным путем — и, как бы эта дорога ни была ухабиста, человек уже близок к званию чемпиона не последней европейской страны. И то, что каких-то полтора года назад перед просмотром в «Буде-Глимт» он был близок к тому, чтобы бросить футбол, — тоже часть этого индивидуального маршрута. «Молодые всегда резко говорят, — смеется Семин. — Но он любит это дело! Просто у каждого есть свое время, когда он созревает. Тем более у вратаря. За прошедшие годы Никита проделал хорошую работу, и сейчас футбол благодарит его за это».

А 25 лет — для голкипера еще совсем молодой возраст, чтобы дальше не замахнуться на что-то намного большее.

Лига Европы: турнирная таблица, расписание и результаты матчей, новости и обзоры

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь