«Бышовец, в отличие от Садырина, нас не предаст». «Письмо 14»: хроника скандала

«Бышовец, в отличие от Садырина, нас не предаст». «Письмо 14»: хроника скандала

«Бышовец, в отличие от Садырина, нас не предаст». «Письмо 14»: хроника скандала

«Бышовец, в отличие от Садырина, нас не предаст». «Письмо 14»: хроника скандала

«Бышовец, в отличие от Садырина, нас не предаст». «Письмо 14»: хроника скандала

«Бышовец, в отличие от Садырина, нас не предаст». «Письмо 14»: хроника скандала

«Бышовец, в отличие от Садырина, нас не предаст». «Письмо 14»: хроника скандала

«Бышовец, в отличие от Садырина, нас не предаст». «Письмо 14»: хроника скандала

«Бышовец, в отличие от Садырина, нас не предаст». «Письмо 14»: хроника скандала

«Бышовец, в отличие от Садырина, нас не предаст». «Письмо 14»: хроника скандала

«Бышовец, в отличие от Садырина, нас не предаст». «Письмо 14»: хроника скандала

1994 год. Василий Кульков, Андрей Иванов, Игорь Добровольский, Сергей Кирьяков. Фото Александр Федоров, "СЭ"

Вспомнили все подробности одного из самых громких скандалов в истории российского футбола.

17 ноября 1993 года сборная России, уже добывшая путевку на чемпионат мира-1994 в США, проводила заключительный матч отборочного турнира в Афинах. Команда Павла Садырина уступила грекам — 0:1, хотя могла сыграть вничью, засчитай арбитр из Габона гол Игоря Добровольского в концовке.

После финального свистка в раздевалке состоялся жесткий разговор руководства РФС с игроками. Глава союза Вячеслав Колосков раскритиковал сборную Садырина за качество футбола и низкую самоотдачу, а также подчеркнул, что впредь всем придется соблюдать контрактные обязательства и выходить на поле в бутсах фирмы Reebok.

В тот же вечер недовольные футболисты собрались в номере гостиницы и решили изложить свои претензии к РФС и главному тренеру команды в письменном виде. Так и появилось на свет печально известное «Письмо четырнадцати».

Приводим его текст полностью:

«Открытое письмо игроков национальной сборной России по футболу

Мы, игроки национальной сборной России по футболу, понимая всю возложенную на нас ответственность за выступление команды на чемпионате мира 1994 года в США, считаем недозволительным повторение ошибок, ранее неоднократно допущенных федерацией футбола, — организационные просчеты, финансовые манипуляции, неудовлетворительное материально-техническое обеспечение сборной, что уже не один раз отрицательно влияло на качество ее выступлений,

Мы знаем, что Садырин П.Ф. — неплохой клубный тренер, но сборная — это другое: главное, что беспокоит нас сегодня, это тренировочный процесс и методы подготовки тренера сборной Садырина, которые, по нашему мнению, не соответствуют уровню работы с главной командой России. Достигнутый же сборной результат — выход в финальную часть чемпионата мира 1994 года — это инерция команды, созданной ее бывшим тренером А.Ф. Бышовцем к чемпионату Европы 1992 рода.

Мы считаем:

1. Работу с национальной сборной России по футболу по праву должен вести Бышовец Анатолий Федорович и готовить ее к выступлениям в финале чемпионата мира 1994 года в США.

2. Должны быть изменены условия материального вознаграждения за выход в финальную часть чемпионата мира.

3. Незамедлительно должно быть улучшено материально-техническое обеспечение сборной команды страны.

Игроки национальной сборной команды России по футболу: Никифоров, Карпин, Иванов, Юран, Шалимов, Добровольский, Колыванов, Онопко, Хлестов, Кирьяков, Канчельскис, Мостовой, Саленко, Кульков».

Два года назад «СЭ» уже делал большой материал, посвященный 25-летию письма. Тогда он был основан на воспоминаниях игроков, администраторов, тренеров, руководителей РФС. Сейчас же мы хотим показать вам настроения и аргументацию участников событий непосредственно в те смутные дни — в 1993-1994 годы.

«Бышовец, в отличие от Садырина, нас не предаст». «Письмо 14»: хроника скандала

1994 год. Пресс-конференция накануне чемпионата мира. Фото Александр Федоров, «СЭ»

Черчесов: «На поле не было команды»

Первым в прессе высказался не подписавший письмо Станислав Черчесов. Темы раскола в национальной команде он не коснулся, но выразил серьезную обеспокоенность по поводу качества игры.

— Жаль, что турнир мы завершили на минорной ноте. Во всяком случае, совсем не так, как мы его начинали. Куда-то пропали жажда борьбы, жажда победы. А ведь современный футбол — это не игра, а футбольная война. А где же боевой дух нашей команды? Если мы сейчас все дружно помолчим, ничего хорошего российская сборная в Штатах не покажет. Дело ведь не в том, что мы уступили грекам с минимальным счетом, а должны были — не ошибись судьи — сыграть вничью, а значит, занять первое место в группе. Нет, дело совсем не в этом.

— А в чем же?

— В нашей плохой игре. Из ворот она не смотрелась вовсе. На поле было 11 футболистов, одетых в одинаковую форму, но не было команды. Игроки не понимали друг друга.

— Вероятно, в каждой сборной есть свои проблемы.

— Вероятно. В том числе и в сборной Германии. Но мне посчастливилось наблюдать, как она готовится к матчу. Подъем в восемь утра, а дальше все расписано по минутам. Я не раз слышал, как про игру этой сборной говорили — настоящая машина. Поверьте мне на слово: уже на тренировках видно, какая это машина!

— Выходит, сравнение не в нашу пользу?

— Увы, на сегодняшний день не в нашу. В нашем распоряжении еще полгода. И мне очень хочется, чтобы в США приехала сборная России, способная удивить не только американцев, но и весь футбольный мир.

«Бышовец, в отличие от Садырина, нас не предаст». «Письмо 14»: хроника скандала

1994 год. Павел Садырин. Фото Александр Федоров, «СЭ»

Садырин: «С легкой руки бывшего тренера сборной и появился текст этой петиции»

3 декабря 1993 года в «СЭ» вышло интервью Павла Садырина с заголовком: «А в Афинах было вот что».

— Конечно, можно вспомнить грубую ошибку судей, аннулировавших очевидный гол Добровольского, и дымовые эффекты на стадионе, — говорил тренер. — Но главное — соперник в этот раз оказался выше нас в психологическом плане, в настрое на победу. Видимо, и я ошибся с определением состава. Наших порой трудно было узнать. Понимаю, кому-то было нелегко, кто-то не успел восстановиться. Но тогда приди к тренеру и скажи — мол, не готов к матчу или готов на тайм. Нет, никто из вышедших на поле не высказал сомнения на этот счет. А после матча мои замечания в адрес некоторых игроков задели их, кто-то даже обиделся. А на что обижаться?

Вместе с тем Павел Федорович признал, что условия, в которых работает сборная, оставляет желать лучшего.

— В раздевалке Игорь Шалимов высказался о наболевшем. Причем в основном он был прав. У нас, как и во всей России, еще страдает организация дела. Пока явный непорядок с формой, поставляемой нам фирмой Reebok. Условия, в которых игроки готовились к матчу на базе в Новогорске, нормальными не назовешь, когда в спальном корпусе из-за аварии отопительной системы было холодно…

При этом тренер покритиковал ряд сборников за то, что они подняли вопрос о премиальных сразу после поражения.

— Встал вопрос о премиальных, которые футболисты должны получить за выход в финальную часть ЧМ. Признаюсь, последнее стало для меня полной неожиданностью.

— Почему?

— Сам собирался обсудить эту тему вместе с игроками, но в спокойной обстановке, а никак не в раздевалке в присутствии посторонних после матча, к тому же проигранного. В те минуты, когда был затеян тот разговор, я, зная цену пустым обещаниям, был не готов назвать и обсудить к общему согласию конкретные цифры. Сомнений нет, надо достойно оценить работу футболистов, открывших России дверь на чемпионат мира. Надеюсь, их труд будет оплачен не только из достаточно ограниченной казны РФС, но и на государственном уровне, и спонсорами, как это делается едва ли не во всех странах (вспомните «Мерседесы» с 70 тысячами долларов в Румынии).

И, наконец, главная мысль в интервью Садырина: за «Письмом 14-ти» стоят серьезные люди.

— Прощаясь, я тогда был уверен, что первая же встреча снимет все вопросы. Но нашлись люди, которым из искры захотелось сделать пламя. Вот и получилось, что с легкой руки бывшего тренера сборной (Анатолия Бышовца. — Прим. «СЭ») и его верного оруженосца — редактора некогда популярного еженедельника, потерявшего возможность всюду за границей следовать за сборной (Олега Кучеренко. — Прим. «СЭ), над подписями игроком на чистом листе бумаги появился текст петиции, составленном по старому большевистскому стандарту, на имя людей из окружения Президента. Говорят, письму дали ход, и «дело» нашей общественной организации, каким является РФС, завертелось на государственном уровне.

«Бышовец, в отличие от Садырина, нас не предаст». «Письмо 14»: хроника скандала

Вячеслав Колосков, Шамиль Тарпищев, Михаил Гершкович, Павел Садырин. Фото Александр Федоров, «СЭ»

Тарпищев: «Это конфликт между игроками-профессионалами и людьми, которые привыкли работать с любителями»

Буквально через пару дней в «СЭ» появилась колонка советника Президента РФ по спорту Шамиля Тарпищева. Из текста следует, что он избрал сторону «подписантов». Вот выдержки из его обращения.

— Должен ли главный тренер, которому отказывает в доверии команда, подать в отставку, на что, конечно же, рассчитывают футболисты основного состава? У Колоскова и у тренеров сборной есть мнение на этот счет. По сведениям президента РФС, лишь считанные игроки стоят на своем, а остальные, дескать, идут у них на поводу. Однако чрезвычайно трудно заставить подписаться под подобного рода письмом 14 независимых в экономическом отношении людей, которых, безусловно, волнует судьба российской сборной. Ведь ни для кого не секрет, что их спортивную карьеру во многом определит выступление команды в США. Нет, ведущие футболисты не отказываются выступать за сборную. Но разность взглядов на происходящее игроков-профессионалов и людей, которые привыкли иметь дело с игроками-любителями, и привела к создавшемуся конфликту.

Мы с Колосковым сошлись на том, что необходимо собрать Исполком РФС заслушать все заинтересованные стороны. Я понимаю: последнее слово за столом переговоров остается за РФС. Но на поле то выходят не члены исполкома, а игроки. И как тренер, через руки которого прошли четыре поколения спортсменов, я вправе утверждать: решающее слово на поле принадлежит футболистам. И никому из них в данном случае не безразлична судьба сборной, которая предстанет на полях Америки в роли дебютанта.

Шалимов: «Бышовец, в отличие от Садырина, нас не предаст»

Вскоре большое интервью нашему изданию дал Игорь Шалимов, которого многие считали лидером оппозиции.

О тренировках Садырина:

— Тренировки Садырина — одна похожа на другую. Одно и то же изо дня в день, будто один соперник от другого ничем не отличается. А мы по работе с Бышовцем привыкли к дифференцированному подходу. Да и как может быть иначе? Ведь ничьи с немцами и голландцами на чемпионате Европы были завоеваны прежде всего тактически. Игроки знали, как детально действовать против конкретных команд, конкретных футболистов. От Садырина же иногда доводилось слышать, что те, мол, хорошо головой играют, а те постоянно «вне игры» используют. И никакой работы, исходя из этих замечаний, на тренировках не было. Не правда ли, странно? А во что превратились предматчевые установки? Это же цирк пятиминутный был какой-то и опять общие слова. И не забывайте еще, что с командами класса сборных Германии и Голландии мы при Садырине не встречались. Так что наше решение окончательное. Бышовец вместо Садырина. Я не хочу, чтобы болельщики видели меня в команде, которая ни на что не способна.

— А где же в таком случае западный профессионализм? Там ведь не встретишь подобного. Или игроки на каждом шагу вершат тренерские судьбы?

— Да, там такого не встретишь. Но, на мой взгляд, абсурдно сравнивать нас с Западом. Ведь там не встретить не только такого конфликта, но и многого другого. Например, не припоминаю случая, чтобы не встречали футболистов, приезжающих в сборную, чтобы жили они на базе при температуре минус два и спали в спортивных костюмах. И футболок на шесть тренировочных дней там тоже дают не по одной в руки. Тем более, если есть контракт с такой фирмой, как Reebok. У нас же говорят, что деньги от контракта идут на развитие детского футбола. Так давайте сьездим и посмотрим: где, какими мячами и в какой форме играют наши дети.

О бутсах и экипировке:

— Садырин нас предал. Он знал о нашем нежелании играть в бутсах фирмы и дал соответствующее обещание. Однако оказался в числе людей, подписавших контракт с ней. А в этом соглашении сказано, что с 94-го года футболисты в сборной должны вступать только в Reebok. Между тем, часть игроков имеет ряд индивидуальных контрактов. И они понесут финансовые потери.

— Но ведь руководство Reebok выделило определенную сумму на компенсацию этим игрокам — 100 тысяч долларов.

— Сто тысяч долларов? На всех? Но это же смешно. Здесь без конца вспоминают Бергкампа, моего партнера по «Интеру», который распрекрасно играет в бутсах фирмы Reebok.Причем, это новейшая модель. И за два года он получит от фирмы миллион 200 тысяч долларов. Один…

О премиальных:

— На выплаты премий игрокам идут лишь 10 процентов заработанных сборной денег. На чемпионате Европы в Швеции мы получили 50. Совсем «небольшая» разница, но есть. Не хотелось бы, чтобы о нас складывалось впечатление, как о рвачах. Люди мы действительно состоятельные, но эти деньги зарабатываем. Необходимо перестраивать сознание. Ведь в Америке никто не удивляется тому, что Джордан зарабатывает 40 миллионов в год, и никто не называет его рвачом. К тому же мне очень интересно, куда идут остальные 90 процентов средств. Бышовец всегда стоял и, я уверен, будет стоять на стороне игроков, а не предаст нас, как это сделал Садырин.

«Бышовец, в отличие от Садырина, нас не предаст». «Письмо 14»: хроника скандала

Олег Романцев. Фото «СЭ»

Романцев: «На тему сборной со мной никто не говорил»

В январе тренеры сборной предприняли попытку уговорить легионеров поменять свою точку зрения. Павел Садырин и Борис Игнатьев полетели в Лиссабон на встречу с пятью футболистами — Шалимовым, Кирьяковым, Кульковым, Юраном, Мостовым. Однако полузащитник «Интера» продолжал стоять на своем.

— Ни о каких компромиссах речи не идет, — говорил Шалимов. — Все мы, по крайней мере, та пятерка, чтобы была в Лиссабоне, остались на своих позициях. И мнение наше по поводу известных вопросов столь же твердое, как и раньше.

— Вы получили приглашение на встречу с кандидатами в сборную, которая состоится в Москве 25 января?

— Нет. В «Интер» пришел другой факс от РФС: я должен подтвердить свое желание играть в сборной. Я ответил, что хочу быть в команде, но не той, что руководит Садырин.

— Продолжаете настаивать на том, чтобы сборную тренировал Бышовец?

— Да.

— И вам это кажется реальным?

— Вполне.

— А если тренером сборной окажется не Бышовец и не Садырин, а кто-то третий, что скажете тогда?

— Это вопрос не ко времени. Я отвечу на него в случае надобности, когда решение о назначении нового тренера будет принято.

Буквально через день корреспондент «СЭ» задал вопрос главному тренеру «Спартака» Олегу Романцеву.

— Вам не предлагали возглавить сборную?

— Вы не первый, кто почему-то задает мне этот вопрос. Что ж отвечу и вам: со мной на эту тему никто и словом не обмолвился. Должен вам признаться, что конфликтная ситуация в сборной больно ударила по «Спартаку». Ведь футболисты, кандидаты в национальную команду, находятся, что называется, в подвешенном состоянии… Компромисс, как я понимаю, не найден.

Карпин: «Не хочу позориться на чемпионате мира. Мы не выиграем у Камеруна»

При этом один из лидеров «Спартака» Валерий Карпин вскоре сделал громкое заявление. Полузащитник красно-белых выразил уверенность: при Садырине нашей сборной в США рассчитывать не на что.

— Еще летом я остро почувствовал, что у этой сборной нет игры, — утверждал Карпин. — Результат? Да, он худо-бедно «выколачивался». Но вспомните, с кем мы встречались. Эта команда ничего не добьется. Она не выиграет и у Камеруна. Не говоря уже о бразильцах. Деньги, Reebok -это второстепенно. Я могу выйти и играть в форме, изготовленной на самой захудалой фабрике. Истина прописная, но я вынужден ее повторить. Важно не в чем играть, а как.

— Может быть, вы были обижены на Садырина за то, что он постоянно предпочитал вам Канчельскиса?

— Нет, абсолютно нет. Я приветствую здоровую конкуренцию. Да, в самой глубине души, возможно, и чувствовал себя ущемленным, но это, поверьте, нормальная вещь для любого сидящего на лавке футболиста.

— Почему вы не играли против Греции? Ведь Канчельскис пропускал матч из-за дисквалификации.

— После встречи с венграми Садырин подошел ко мне и сказал буквально следующее: «Валера, готовься. В Греции играть тебе». Эти слова он произнес, когда зашел ко мне в номер. Но затем даже не вызвал на сбор.

— Кроме вас, при своем мнении остались все спартаковцы, подписавшие письмо?

— Да. И с нами согласны те, кто письмо не подписал.

— Вы столь же категоричны, как большинство игроков, подписавших письмо: Бышовец и никто другой?

— Нет. Для меня главное, чтобы заменили Садырина. Ведь он слепо отдает предпочтение легионерам. Иногда складывается впечатление, что достаточно лишь уехать на Запад, пусть даже в третью лигу, чтобы оказаться в сборной.

— Это самый большой футбольный турнир. И вы запросто готовы его пропустить?

— Нет, не запросто. Я очень хочу там играть. Для меня это, может быть, шанс устроить свою карьеру. Но я хочу выглядеть достойно, а не позориться.

«Бышовец, в отличие от Садырина, нас не предаст». «Письмо 14»: хроника скандала

Олег Саленко. Фото Александр Федоров, «СЭ»

Саленко: «Как я мог обвинить Садырина? А Бышовца я не знаю»

На 29 января и 2 февраля 1994 года у сборной России было запланировано два товарищеских матча с США и Мексикой соответственно.

— Мы просили всех наших легионеров дать согласие на участие в подготовке сборной к чемпионату мира. Всем разослали факсы, — сообщил «СЭ» Борис Игнатьев, один из помощников Садырина.

— И каков результат?

— Утвердительно ответили Саленко, Радченко, Попов, Харин, Бородюк, Горлукович, Кузнецов, Корнеев, Галямин и Татарчук. От остальных легионеров ответа мы не получили.

Из этой информации следует, что Олег Саленко первым из «подписантов» решил поменять свою позицию и продолжить выступать в сборной Садырина.

— К обвинениям в адрес Садырина я не присоединялся, — подчеркнул Саленко. — Да и как мог? В Венгрии, куда я приехал в первый раз, все было в порядке. Но стоило проиграть грекам, как на Садырина сразу посыпались обвинения в некомпетентности. При этом мне не понравилось отношение руководителей команды к ребятам. Сегодня в приказном порядке вопросы уже не решаются. С тем же Reebok, к примеру. Я был ошеломлен увиденным. После цивилизованной Испании не поверил своим ушам, когда услышал ультимативные фразы.

— Кандидатуру Бышовца вы тоже не поддерживаете?

— Я его не знаю. Значительно лучше мне знаком Садырин.

— Кирьяков и другие легионеры обвинили вас в рвачестве…

— Я не видел смыла что-то отвечать. Очевидно, некоторые люди сочли возможным поливать грязью всех подряд, а в итоге мы зашли в тупик. Теперь, насколько мне известно, многие из подписавшихся готовы вернуться. Но они не знают, как сделать шаг назад. На это требуется мужество.

Радченко: «Как игроки могут менять тренера?!»

Дмитрия Радченко так объяснял свой отказ подписать письмо:

— Сама постановка вопроса — чушь! — возмущался нападающий «Расинга». — Поймите, не в компетенции игроков менять тренеров. Тем более на таком уровне, как сборная.

— Откуда всплыла кандидатура Бышовца?

— Вот уж о чем понятия не имею. Для меня это загадка. О Бышовце я вообще только в Испании узнал — ребята сказали. И сразу начали подходить журналисты с одним и тем же вопросом: «У вас действительно возможно, чтобы игроки тренеров назначали?» Весь мир смеется…

— Как развивалась ситуация в Греции?

— После матча игроки решили устроить собрание в «Хилтоне». Ребята согласились с тем, что в сборной далеко не все в порядке, что надо многое менять. Большинство претензий было в адрес федерации. О Садырине вообще не было сказано ни слова. Послушайте, а разве в письме говорилось о кандидатуре Бышовца?

— Да.

— Хм. А вот о Бышовце, представьте, только в Испании узнал. В Греции мы говорили лишь о том, что всем надо сесть за круглый стол и высказать в лицо Колоскову и тренерам все, что мы думаем. И только!

— Какие у вас взаимоотношения с Бышовцем?

— Совершенно нормальные. Я его уважаю и считаю тренером с большой буквы. Но сейчас тренер сборной — Садырин. Его назначили, и он должен руководить.

— В последние дни пошел разговор о другой кандидатуре — Олеге Романцеве.

— Еще одна загадка! Я перестаю что-либо понимать. Приезжаю в Испанию из Греции — узнаю о Бышовце. Приезжаю в Россию из Испании — узнаю о Романцеве. Я — футболист и ничего в разного рода закулисных играх не понимаю.

— Вы согласны играть в сборной только под руководством Садырина?

— Некорректная постановка вопроса. Повторяю: я футболист. И если меня вызывают в сборную, то должен приехать и играть.

«Бышовец, в отличие от Садырина, нас не предаст». «Письмо 14»: хроника скандала

Игорь Колыванов. Фото Дмитрий Солнцев

Колыванов: «Эту сборную создал Бышовец. Ему с ней и работать»

Шалимов, Кирьяков и Колыванов продолжали открыто выступать за смену тренера.

— Играть в сборной я хочу, — говорил форвард «Фоджи» в разговоре с корреспондентом «СЭ» в январе 1994 года. — Но пока не будут выполнены три указанных в письме условия, моей ноги там не будет.

— Это значит, что вы вернетесь только в том случае, если команду возглавит Бышовец?

— Да. Этот тренер создал ее. Он и должен продолжать с ней работу.

Спартаковцы также отказались принять участие в товарищеских матчах с США и Мексикой. Встреча Никиты Симоняна и Павла Садырина с семью игроками красно-белых — Карпиным, Онопко, Пятницким, Никифоровым, Ледяховым, Ивановым и Хлестовым — ни к чему не привела.

— Нас опять пытались уговаривать, будто имеют дело не с взрослыми людьми, а с детьми, — рассказывал Карпин. — Говорили, что у нас, мол, еще есть время подумать. Но мы сказали, что нас не устраивает тренер сборной. Наша позиция осталась прежней и потому мы решили, что бессмысленно идти на общую встречу игроков.

Колосков: «Категорически отказались только Шалимов и Кирьяков. Больше половины еще вернется»

А что же глава РФС? Внешне Колосков сохранял спокойствие.

— Решение по тренеру принято еще два месяца назад, и ничто не заставит нас его изменить, — говорил Вячеслав Иванович. — Садырин был законно избран, и только ему руководить сборной. Не сомневаюсь, что больше половины, кто не едет сейчас на сбор в США, вернется в команду. Доказательство тому — разговор Садырина с легионерами в Лиссабоне. Обратите внимание, только двое на наш письменный запрос ответили категорическим отказом: Шалимов и Кирьяков. Остальные выжидают, и увидеть их в сборной, думаю, вполне реально.

— А вот Карпин в интервью «СЭ» заявил, что он и другие игроки «Спартака» не хотят выступать под руководством Садырина.

— В сборной играют те, кто хочет в ней играть. И Карпину, и другим, дверь туда по-прежнему открыта. Они могут присоединиться к команде в любой момент. И в марте, и перед товарищеским матчем с Ирландией, и в апреле. Даже на последнем сборе. Другое дело, окажутся ли они сильнее тех, кто на тот момент будет постоянно тренироваться со сборной?

Онопко: «Выход? Назначить Романцева. А вообще я поступил крайне необдуманно…»

27 января 1994 года на обложке «СЭ» вышло любопытное интервью Виктора Онопко. Если в начале разговора защитник «Спартака» выглядит довольно решительным, то в конце беседы складывается впечатление, что он сильно жалеет о своей подписи. Судите сами:

— Мы, семь футболистов «Спартака», дали тренерам сборной однозначный ответ: никто из нас в команде Садырина играть не будет. Лично я дважды вставал и повторял это во время нашей встречи.

— Вы готовы играть только при Бышовце?

— Я вернусь в сборную к кому угодно, но только не к Садырину.

— Каким вам видится выход из сложившейся ситуации?

— Романцев. Лучшего варианта для нас я не вижу. Этот человек подтвердил свой высокий тренерский интеллект. Под его руководством играли Шалимов, Кульков, Мостовой, другие нынешние легионеры и продолжают играть еще 10 кандидатов в сборную. Времени на подготовку осталось немного. Доверив сборную Романцеву, РФС избежит ненужного риска.

— Однако по телевидению передали, что Романцев отказался от притязаний на пост руководителя сборной.

— Насколько мне известно, к нему с таким предложением никто не обращался. А стоило бы.

— И все-таки — почему вы столь категорично настроены против Садырина? Есть на то веские причины?

— У меня нет никаких претензий к Садырину. Сейчас я понял, что поступил крайне необдуманно, подписав известное письмо. Возможно, это была моя самая большая ошибка в жизни. Но пути назад нет. Я ведь подписал это письмо…

«Бышовец, в отличие от Садырина, нас не предаст». «Письмо 14»: хроника скандала

Вячеслав Колосков. Фото Федор Алексеев

Колосков: «Позиция Романцева абсолютно верная»

Колосков довольно быстро отреагировал на колебания лучшего футболиста России-1993:

— Оптимизм вызывают слова Онопко об уважительном отношении к Садырину и о том, что подпись в письме была ошибкой. Но ошибок вечных, как известно, не бывает. Поэтому, если он искренне так считает, то интересы футбола и болельщиков, думаю, возьмут верх.

— Вы считаете нормальной ситуацию, при которой игрок сначала ставит подпись, а потом от нее отказывается?

— Разумеется, нет. Но ведь тот же Онопко подписал письмо, где одним из пунктов было обязательное возвращение Бышовца. А сегодня он уже готов вернуться в сборную к любому тренеру, но только не к Садырину. То есть, одним пунктом он уже пренебрег. Почему же нельзя человеку прозреть окончательно и понять: на чемпионате мира играть нужно?

— А как вы оцениваете позицию Олега Романцева в данной ситуации, который решил не занимать чью-либо сторону в конфликте.

— Как абсолютно верную. Прими Романцев сторону футболистов — и у него бы непременно возник конфликт с Футбольным союзом и, что самое главное, с Футбольной конференцией, поддержавшей Садырина. А стань Романцев на нашу позицию, он наверняка поссорился бы с игроками. Ему не нужно ни то, ни другое.

— Вы бы могли назвать размеры премиальных для игроков сборной?

— За выход в финальный турнир — 20 тысяч долларов. А за победу на чемпионате мира каждый игрок получит по 100 тысяч долларов.

Семин: «В Германии критикуют Фогтса, но никто не грозится снять. Там живут по закону»

Итак, сборная отправилась в турне по Америке без ведущих легионеров и спартаковцев. В первом матче сыграли вничью со сборной США — 1:1 (гол на счету Радченко), а во втором разгромили Мексику — 4:1 (хет-трик Бородюка и один мяч Радченко).

— Я всегда был уверен, что ошибаются те, кто считают — в нашей стране всего 12-14 классных футболистов, — делился своими впечатлениями после сбора Юрий Семин, помогавший Садырину. — Их гораздо больше, и у нас нет таких суперзвезд, которым не было бы замены. Нынешнее турне в США позволяет с оптимизмом смотреть в будущее: статистов на чемпионате мира в нашей команде не будет.

— Какого тактического рисунка придерживалась команда?

— В обоих матчах мы играли по одной и той же схеме. В воротах Хапов (Харина и Черчесова, не подписавших письмо, не отпустили в Америку их клубы. — Прим. «СЭ»), свободный защитник — Галямин. Передний — Горлукович. На флангах обороны мы решили попробовать Попова слева и Тетрдазе — справа. Теперь о полузащите. Чистых краев ни в одном из матчей не было. В центре играли Кузнецов (больше в обороне) и Татарчук (во втором матче на его месте был Тедеев), чуть левее Корнеев. Впереди два инсайда: слева Радченко и справа Бородюк. И на острие — Саленко.

— Как настроение у Садырина?

— Он устал, но настроение прекрасное. Задача выхода на чемпионат мира выполнена, первый этап подготовки в новом году вселил уверенность. Садырин пользуется поддержкой российского тренерского корпуса. В Германии Фогтса тоже многие критикуют, но никто не грозится снять. Потому что там живут по закону, и ситуация, подобная российской, невозможна в принципе.

— По мнению большинства, матч с мексиканцами был по содержанию игры на голову выше любой квалификационной игры сборной, — добавлял Саленко. — А присутствовавши на ней известный тренер Бора Милутинович спросил у меня по-испански: «Это у вашей-то сборной какие-то проблемы?». И с улыбкой добавил: «Я бы от таких проблем не отказался».

— И все же, наверное, не стоит обольщаться результатами турне.

— А никто и не обольщается. Просто у России, какой бы там ни был расклад с игроками, есть команда. И каждый, кто сейчас защищал ее цвета, готов биться за место в основе.

— Значит, такая команда может ехать на чемпионат мира?

— Вполне. И сейчас главное, чтобы РФС не дал слабину. Останется Садырин — и все равно, уверен, большинство отказавшихся в сборную вернется. Хотелось бы побыстрее закончить с этими дрязгами.

«Бышовец, в отличие от Садырина, нас не предаст». «Письмо 14»: хроника скандала

Сергей Юран. Фото Александр Федоров, «СЭ»

Юран: «Не могу себе позволить пропустить чемпионат мира»

Саленко был не далек от истины. Вскоре под знамена сборной решил вернуться Сергей Юран.

— Я настаиваю лишь на выполнении требований, выдвинутых руководству РФС, — подчеркнул форвард «Бенфики» в разговоре с корреспондентом «СЭ». — Речь идет о ряде организационных вопросов, включая и финансовый и тот, что касается Reebok.

— Разве последний вопрос решаем?

— Если руководители российского футбола заинтересованы во мне, они, безусловно, найдут выход из положения.

— Но в подписанном вами письме речь также шла о смене Садырина.

— Главными вопросами были другие. И все мы были ошарашены тем, что решения по-прежнему принимались в приказном порядке, как в старые, не самые добрые времена. Мы, играя за рубежом, просто отвыкли от подобных отношений. Отсюда — столько негодования.

— Выходит, что к Садырину у вас претензий нет?

— Нет.

— Значит, вы избрали иной путь, чем другие футболисты, подписавшие письмо?

— У каждого своя голова. Но я уверен, что в конце концов единственно правильный вывод сделают все. Мы — футболисты, а не политики. Лично я не могу себе позволить пропустить самый крупный футбольный турнир.

Садырин: «Спартаковцы хотят играть в сборной, но…»

23 марта 1994 года сборная России на выезде провела очередной контрольный матч с ирландцами — 0:0. Нашу команда сыграла в таком составе: Харин, Горлукович, Рахимов, Ковтун, Тетрадзе, Корнеев (Черышев, 58), Попов, Кузнецов, Саленко, Бородюк (к), Радченко (Косолапов, 87). Также в Дублин прилетел Юран, однако на поле не вышел.

Как видим, спартаковцы не спешили давать положительный ответ Садырину. Ведущие легионеры также не собирались отказываться от своих требований.

— Вам как капитану той команды, что получила право играть в США, не кажется, что потеряно слишком много времени на разговоры? — спросил Шалимова корреспондент «СЭ».

— Проволочка — дело рук РФС. Но потеряно далеко не все. Сомневаюсь, что поездка в Ирландию и однодневная подготовка к матчу существенно бы сказались на выступлении сборной в США.

— Матч России с ирландцами? Скучное зрелище… — заметил, в свою очередь, Кирьяков. — Я понимаю, что и нам в отборочном турнире не все удавалось. Но не смешно ли сравнивать эту сборную с той, что выиграла путевку в Америку?

— Не думаю, что наша национальная команда усилится, если ее руководители откажутся от нас, сделав ставку на дебютантов, — поддержал Кирьякова Добровольский. — Футболистам без опыта — это давным-давно проверено — на чемпионате мира делать нечего. Я очень хотел бы сыграть на этом турнире. Но мы поставили перед РФС условия, и будем стоять на своем до конца. Главный тренер сборной России должен понимать: футболисты, выходя на поле, бьются, помимо всего прочего, еще и за него, за его успех, за его профессиональную репутацию. Поэтому он должен с уважением относиться к ним.

Садырин молниеносно ответил на выпад Кирьякова и компании:

— Неопределенность с составом сохранялась до последнего момента. То спартаковцы едут, то — нет. Наши чемпионы давно бы уже приняли единственно правильное решение, не продолжай Шалимов и компания активную агитационную деятельность. А те, кто приехал в Ирландию, вышли на поле и бились до конца. Мое мнение: играй вместо этой команды та, что победила в отборочном турнире, Россия бы уступила.

— А вы не собираетесь положить конец хаосу?

— 4 апреля соберется тренерский совет, который определит окончательный список кандидатов. Все, кто откажется приехать на матч с Турцией, откажутся в последний раз. Больше их звать не буду. Понимаете, в нашей стране нет настоящих звезд. И если голландцы могли бы сказать, что с отказом Бергкампа они потеряли полкоманды, мы от такой крайности застрахованы.

— Надеетесь увидеть в сборной спартаковцев?

— Я знаю, что они хотят играть. И слова о «плохом тренере Садырине» — это не их слова (намек на Романцева?). Еще раз напомню всем: учить играть я не обязан. Это не дело тренера сборной. Моя задача — готовить команду.

Романцев: «Сначала все валили на Бышовца, а теперь козлом отпущения сделали меня»

Однако тренерский совет так и не принял окончательного решения. «Подписантам» была дана очередная отсрочка.

— У меня был конкретный список кандидатов. Но орган, который выбирал меня тренером сборной, посоветовал в очередной раз дать паузу до объявления окончательного вердикта. Я согласился, — рассказал «СЭ» Садырин.

— Ждали долго — подождем еще?

— Меня почему-то представляют человеком, который больше всех противится присутствию в сборной России сильнейших, на чей-то взгляд, игроков. Но это же не так! Сколько раз я заявлял, кого хочу видеть при подготовке к тому или иному матчу.

— А они, в свою очередь, заявляли, что не хотят играть под вашим руководством.

— Мне в лицо такого не говорил никто. Никогда.

А сразу после заседания совета журналисты «атаковали» Олега Романцева, который, по мнению ряда специалистов, не пускал спартаковцев в команду Садырина.

— Вас недвусмысленно обвинили в шантаже спартаковских игроков.

— Я ждал извинений от людей, обвинивших меня, но так и не дождался. А на самом деле события развивались таким образом. Перед игрой с «Локомотивом» сказал ребятам, что в Ирландию ехать нужно, и они, вроде бы, согласились со мной. Но уже после матча пришли к обратному решению, о чем тут же уведомили меня. Ситуация видится мне предельно ясной. Вначале все валили на Бышовца. Тот уехал, и козлом отпущения стал Романцев.

— Каково настроение спартаковцев?

— Единой позиции не существует. Только о Карпине могу сказать со стопроцентной гарантией — он уже дал однозначный отказ.

— Каким видится решение этой проблемы тренерскому совету?

— Коллеги считают, что ехать должны те, кто хочет, а без остальных обойдемся. Я с такой постановкой вопроса не согласен.

— Согласны с тем, что потеряно уже слишком много времени?

— Безусловно. Собираться нужно было не сегодня, а пять месяцев назад, когда появилось письмо. Я это предлагал еще тогда. Может быть, в таком случае мы избежали бы потерь. Сейчас нужно сосредоточить все усилия, чтобы они не увеличились

— А если они достигнут катастрофических размеров?

— То правительство, которое не справляется со своими функциями, в цивилизованных странах подает в отставку. Мне предлагали обязать моих футболистов играть в сборной. Я ответил, что теоретически могу это сделать, пригрозив, скажем, отчислением. Но с каким настроением они придут тогда в сборную?! Нужно не угрожать, не обязывать, а убеждать.

— Поднимался ли сегодня вопрос о возможном переизбрании Садырина?

— Нет. Хотя никто гарантий ему тоже не давал.

РФС вновь разослал факсы с приглашениями 18 кандидатам в сборную. К вечеру 8 апреля были получены следующие данные:

9 человек согласились выступать за команду Садырина — Никифоров, Бесчастных, Ледяхов, Пятницкий, Онопко, Цымбаларь, Хлестов, Тернавский (все — «Спартак»), Панченко.

Два игрока отказались: Добровольский, Карпин.

Семь футболистов так и не ответили: Кирьяков, Шалимов, Колыванов, Кульков, Мостовой, Канчельскис, Нидергаус.

«Бышовец, в отличие от Садырина, нас не предаст». «Письмо 14»: хроника скандала

Андрей Канчельскис. Фото Александр Вильф

Канчельскис: «Я сделал ход, а перехаживать нельзя»

В итоге 20 апреля 1994 года в матче с Турцией (1:0, гол на счету Радченко) наша команда предстала уже вот в таком составе: Харин, Галямин, Никифоров (Татарчук, 81), Цымбаларь, Горлукович, Тернавский, Кузнецов, Попов, Бородюк (к) (Бесчастных, 60), Юран (Онопко, 46), Радченко (Ледяхов, 87).

— Каковы последние новости от футболистов, не ответивших пока запрос РФС? — задали вопрос Садырину перед игрой.

— После отказа Кулькова пока тишина. Но вот что я вам скажу: многие из них меня уже не интересуют. Вернуться в сборную могут только Канчельскис с Кирьяковым. Может быть, еще Мостовой. Остальные могут уже не отвечать. Даже если Шалимов или Добровольский сами попросятся в команду, они моего согласия не получат.

Итак, приоткрытой дверь в сборную осталась лишь для троих — Кирьякова, Мостового и Канчельскиса.

Однако нападающий «Карлсруэ» и полузащитник «Манчестер Юнайтед» пошли до конца.

— В разговорах с немецкими журналистами я говорю, что не буду играть в сборной при Садырине и объясняю почему, — подчеркнул Кирьяков. — Не скрываю и того, что команде, если этот тренер останется у ее руля, в Америке делать нечего. Могу понять спартаковцев. Всегда говорил, что им, живущим в России, сложнее всех. Этим ребятам после поражений от «Монако» и «Барселоны» в Лиге чемпионов хочется получить еще один шанс проявить себя. Каждый сделал свой выбор.

А вот аргументация Канчельскиса:

— Некоторые из тех, кто подписал письмо, согласились играть в США. А вы по-прежнему стоите на своем? — вопрос хавбеку «МЮ».

— Такой я человек: никто и ничто не может повлиять на мое решение. Я сделал ход и, по шахматным правилам, перехаживать нельзя. У каждого своя голова на плечах. Не хочу пересказывать все наши требования, которые мы изложили в письме. Они известны, и я настаиваю на их выполнении.

— Но ведь шанс выступить на чемпионате мира вам может больше не представиться…

— Что поделаешь? Те, кто сначала подписал письмо, а потом пошли на попятный, вольны поступать, как считают нужным. Вот и Мостовой, возможно, последует за другими спартаковцами. Но ведь он на чемпионате Европы в Швеции не выступал, так что шанс хоть где-то себя проявить он хочет использовать.

Мостовой действительно рассудил, что после отъезда Бышовца, больше нет смысла отказываться от приглашений Садырина:

— В том письме мы требовали Бышовца. Но это было утопией. Скорее Луна упадет на Землю, чем Бышовец станет тренером сборной. Сейчас, когда такая возможность исключена, письмо уже не имеет прежней ценности. Теперь не может быть единомышленников. Каждый должен принимать решение самостоятельно.

«Бышовец, в отличие от Садырина, нас не предаст». «Письмо 14»: хроника скандала

Валерий Карпин. Фото Александр Федоров, «СЭ»

Возвращение Карпина

18 мая 1994 года Канчельскис прислал в РФС факс с окончательным отказом играть за национальную команду на чемпионате мира в США. А уже на следующий день в сборную неожиданно вернулся другой правый полузащитник — Карпин.

— Мы нашли общий язык с Карпиным, — сказал Борис Игнатьев. — Валерий лишь хотел узнать, в каком статусе мы его воспринимаем. На что услышал ответ Садырина: «Считаем тебя полноценным членом сборной».

— Категорический отказ Канчельскиса вынудил тренеров сборной сделать все для возвращения Карпина?

— Одно с другим абсолютно не связано. Еще до отказа Канчельскиса мы в последний раз обратились к Карпину, назвав последний срок для ответа.

А вот объяснение самого Карпина:

— Виктор Онопко и Андрей Пятницкий на правах друзей попросили меня поехать на сбор команды. Они говорили, что личные отношения с Садыриным должны уйти на второй план, и я должен помочь сборной выступить в Штатах достойно. Этот разговор и сыграл решающую роль.

— Какова ситуация с двумя другими легионерами, которым вы недавно отправили факсы? — вопрос Игнатьеву.

— Ни от Колыванова, ни от Кирьякова ответа мы не получили. Ждем.

— А почему аналогичных запросов не было послано Шалимову, Добровольскому или, скажем, Кулькову?

— Эти футболисты отказались в письменной форме. И больше к обсуждению их кандидатур мы возвращаться не будем. Время уговоров прошло.

Колыванов и Кирьяков так и не прислали своих ответов в РФС.

В итоге в США сборная отправилась в таком составе: вратари Черчесов, Харин; защитники Галямин, Хлестов, Никифоров, Горлукович, Онопко, Тернавский; полузащитники Попов, Тетрадзе, Пятницкий, Кузнецов, Цымбаларь, Коррнеев, Ледяхов, Карпин, Бородюк, Мостовой; нападающие Саленко, Бесчастных, Радченко, Юран.

P. S. Виновато время?

В США сборная сначала проиграет Бразилии (0:2), затем Швеции (1:3). Крупная победа над Камеруном (6:1) с рекордом Саленко — пять голов — все равно не позволит команде Садырина выйти из группы.

— Если бы не тот раскол, чего бы могла добиться команда на чемпионате мира? — спросили мы Колоскова два года назад.

— Вопрос гипотетический. Но сборная была реально сильной! Думаю, могли и на чемпионате мира попасть в медали, и на чемпионате Европы-96 занять призовое место. А мы даже не вышли из группы в США. Так что на четыре года они взорвали ситуацию в российском футболе. И дело тут совсем не в Reebok.

— Вечный русский вопрос. Кто виноват во всей этой истории?

— Виновато только время. Начало 90-х. Игроки получали профессиональные контракты, уезжали в Европу. Возвращались в Россию, происходила не состыковка… Так что виновато только время. И больше никто.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь